Неожиданные последствия: социализм 19-го века и трансгуманизм 21-го века

Источник перевод для mixednews –  plagioclase

7.07.2011

Вы говорите мне, что это — эволюция

Ну, знаете,

Все мы хотим изменить мир

 

Полные надежд юные активисты строят великие планы на будущее. Они говорят, что наука и техника, а не религия, станут спасением человечества. Приходит эра всемирного благоденствия. Человечество скинет оковы прошлого, зарождается новый мир. Эта утопия почти гарантирована, но дело в следующем: ширится угроза катастрофы, способной разорвать мир в клочья.

 

Это не трансгуманизм начала 21-го века, это — социализм конца века 19-го. Социализм запятнал себя убийством приблизительно ста миллионов, а так же порабощением и разорением гораздо большего числа людей. Но в конце прошлого века идеи социализма были широко распространены среди интеллектуальной элиты. Его последователи в большинстве своём действительно полагали, будто делают мир лучше. В их планы не входила диктатура масс или массовые убийства.

 

Подобно трансгуманистам, они стремились улучшить форму и содержание человечества. Они хотели создать «Нового социалистического человека». Они хотели всеобщих, радикальных изменений на благо всех людей.

 

На каждом этапе они были уверены, что их курс по “рационализации” общества ради максимизации общественной пользы был продиктован чистейшей логикой. А сейчас, в нашем 21-ом столетии “Институт сингулярности” прилагает столь же большие усилия по рационализации с помощью дружественного искусственного интеллекта. Социалисты заблуждались. Правы ли трансгуманисты?

 

Социалисты верили в централизованный общественный контроль, подобно некоторым сингулярианцам сегодня, полагающим, что спасти мир от технологического разрушения, и достичь общественной пользы можно, установив “синглтон…, мировой порядок, где все решения принимаются единственным органом” — суперинтеллектуальной машиной или мировым правительством.

 

Согласно принципам диалектического материализма Маркса, человечество обречено пройти стадии развития, начиная с примитивного социализма, развивающегося в рабовладельческое общество, феодализм, капитализм, и, наконец, достигнуть совершенного коммунизма. Этот предопределённый исторический курс, в общем, выглядит как восходящая спираль. Сегодня, трансгуманист Рей Керзвейл — самый известный сторонник детерминированной истории, движимый непреклонными базовыми принципами, тянет человечество по спирали ещё ближе к утопической судьбе.

В диалектическом материализме есть исключение, относящееся к восходящему тренду: первая, примитивная стадия располагается не в самом низу, но в самом верху. Это утопия, к которой возвратится совершенный коммунизм. Некоторые трансгуманисты усматривают в наиболее продвинутых частях человеческой цивилизации движение в сторону обычаев охотников-собирателей. Вот уже небольшое дополнение к их технофилии в виде элементов неолитического образа жизни, для которого приспособила наши тела эволюция. Наше будущее, говорят трансгуманисты и социалисты, может включать в себя многое из лучших составляющих нашего отдалённого прошлого.

 

Маркс предусмотрел ещё одно отклонение от восходящего тренда — заключительную мировую войну между пролетариатом и капиталистическими классами в качестве необходимой предшественницы утопического конца света. Трансгуманисты также опасаются всемирного разрушения, но с различием: они видят угрозу (хотя и отвратимую) полного исчезновения человечества, а не просто девастации в качестве предварительного мероприятия перед утопией. Они боятся случайной техногенной катастрофы больше войны. (Исключением является учёный Хьюго де Гарис, который предупреждает об апокалиптической войне между сторонниками и противниками суперинтеллектуальных машин.)

 

Несмотря на все благие намерения, социализм привёл к неописуемому кошмару. Элиезер Юдковский делает из этого вывод, что программисты в области искусственного интеллекта не должны пытаться внедрить определённую политическую идеологию в свои грядущие сверхинтеллектуальные создания. Джеймс Юз полагает, что трансгуманисты должны придерживаться демократических методов принятия решений и других либеральных принципов. Но риски включают в себя не только политическую идеологию. Главный риск состоит в том, что ошибочные принципы, заложенные при проектировании и отразившиеся на технологии, разрушат любую возможность светлого будущего для человечества. Большинство трансгуманистов хорошо осведомлено о технологических опасностях. Меньшинство понимает, что преследуя лучшие цели при разработке искусственного интеллекта, нанотехнологий и генетически улучшенных людей, они сами могут принести разрушение.

 

До сих пор мы сравнили взгляды социализма и трансгуманизма, не ища исторических связей между ними. Но их общие черты не случайны. Социализм и трансгуманизм — продукты Просвещения, от которого они унаследовали склонность к рациональности, общей вере в науку и технику в качестве спасителей человечества, идеализации первобытного человека, и взгляд на историю, как на закручивающуюся кверху спираль, а не как на замкнутый цикл.

 

Трансгуманизм, в известном нам виде, появился в конце 20-го века, но были и предшественники. Эти прото-трансгуманистические мыслители были разбросаны по всей политической карте. Некоторые, подобно Ницше и русскому космисту Николаю Фёдоровичу Фёдорову, придерживались идеологий, весьма отклонявшихся от ценностей Просвещения. Другие были защитниками наследия Просвещения. Герберт Уэллс, например, был социалистом. Но либералы также стремились к прогрессу посредством развития технологий и капитализма, например — Теодор Герцль с его утопическим, технофилическим, буржуазно-либеральным видением современного сионизма.

Таким образом, прочие философы, испытавшие влияние Просвещения, в равной мере прикоснувшиеся к трансгуманистическим ценностям, не встали на шаткий путь социализма.

 

Трансгуманизм сегодня, прежде всего, направляет свои усилия на изменение мира за счёт технологии, а не политики. Движение склоняется к либертарианству, наследию либерализма девятнадцатого века, наиболее известным представителем которого был либертарианский трансгуманистический мыслитель Макс Мор. Но существует также техно-прогрессивное направление, более мягкое развитие социализма 19-го века, за которое выступает Джеймс Юз. Отличаются они незначительным перераспределением в балансе между конкурирующими человеческими ценностями: в сторону свободы в первом случае и в сторону совместного использования — во втором.

Социализм не трансгуманизм, а трансгуманизм не социализм.

 

Но общие черты реальны, и судьба мечтательного идеализма конца прошлого века служит предостережением. Последователи утопической, вековой, рациональной веры в спасение с помощью технологии и науки могут одурачить сами себя. И они могут погубить всех нас.

 


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (2 голосов, среднее: 3,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *