Сирийское вмешательство дает России преимущества в «большой игре»

В июне 2015 года я побывал в Москве, где мне пришлось беседовать с некоторыми российскими интеллектуалами. Я обнаружил, что в их среде существует понимание угроз, которые представляет для России и международного сообщества в целом, группировка «Исламское государство» (ИГИЛ), которую также называют Даеш. Эта тема доминировала в большинстве дискуссий по вопросам стратегии. Страны Центральной Азии, в особенности те, которые обладают значительными запасами энергетических ресурсов, считаются в наибольшей степени уязвимыми перед этой угрозой.

Подпись к изображению. На фотоснимке, сделанном 10 октября 2015 года, сирийские солдаты, поддерживаемые российской авиацией, ведут огонь из артиллерийского орудия в сирийской провинции Латакия

russia-strike-sin-syria-ap

Российские ученые проявили большую степень осведомленности в вопросах национальной и международной безопасности. Они разделяют точку зрения наиболее бескомпромиссных профессионалов. На фоне информации о проникновении Даеш на территорию Афганистана, все более очевидным становится факт, что угроза будет в дальнейшем распространяться в северном направлении, поскольку Центральная Азия представляет собой вполне подходящую площадку для распространения радикальной идеологии.

Русские полагают, что опасная в военном отношении ситуация в Дагестане и Чечне представляет собой базовую модель для исламистов, а финансовым источником может служить тайная деятельность по переброске наркотиков из Афганистана. Именно это является главной причиной особой заинтересованности Даеш в проникновении на территорию Афганистана.

Русские в Латакии

Три месяца спустя я не был особенно удивлен, когда сенсационные новости появились на многих онлайн-порталах практически как раз в то время, когда Владимир Путин приземлился в Нью-Йорке для того, чтобы обратиться с речью к Генеральной Ассамблее ООН. Русские оказались в северной Сирии, они развернули свои силы в окрестностях города Латакия, где уже давно находится их база и портовые сооружения. Речь шла о многоцелевых боевых самолетах, дронах, танках и прочей боевой технике.

Русские, судя по всему, были очень хорошо подготовлены к этой своей первой операции за рубежом. Их десятилетняя война в Афганистане происходила, как говорится, на заднем дворе, то есть у самых границ. Они тогда проиграли и вынуждены были уйти из-за гибридной войны, которую вели против них Соединенные Штаты, используя афганских моджахедов. На этот раз они, похоже, сравнивают счет, поскольку США не удалось дать адекватный ответ на угрозу Даеш в западной Азии, а местные власти оказались не в состоянии консолидировать силы. Однако, является ли это единственной причиной российского вмешательства?

Башар аль-Асад и его алавиты, на помощь которым пришли русские, и раньше в течение многих лет пользовались поддержкой России. Даже в Совете Безопасности ООН Россия много раз использовала свое право вето, чтобы поддержать сирийское правительство. С геостратегической точки зрения Сирия находится в одном ряду с российским «ближним зарубежьем» и ее доступ к средиземному морю через порт Латакия обеспечивает России некоторое влияние, точку опоры в западной Азии, после того, как она потеряла контроль над Египтом в связи с приходом к власти Анвара Садата.

Итак, можно сделать некоторые промежуточные выводы:

— Россия помогает сирийской армии начать наступление против повстанцев в городе Латакия

— Связи между Путиным и Асадом имеют давнюю историю, Россия несколько раз отстаивала интересы Сирии в ООН

— поддержка шиитского сообщества в Сирии позволит России усилить свое влияние в регионе Персидского залива

— Российское вмешательство обусловлено неспособностью Соединенных Штатов начать военное наступление против ИГИЛ

— России, возможно, удалось привлечь пристальное внимание Запада, но вызовы, стоящие перед ней, в ближайшее время будут усиливаться

Гамбит Путина

Теперь, когда Путин прокладывает для России путь в глобальную «большую игру», особенно после событий на Украине и в Крыму, для него исключительно важно сохранить эту точку опоры в нестабильном регионе, где в обозримом будущем не приходится ожидать спокойствия. Русские обладали когда-то в Ираке некоторым влиянием, которое исчезло с началом войн в Заливе. Персидский залив – важнейший регион для России, и вовсе не с точки зрения ее амбиций в сфере энергетики, а скорее с точки зрения будущих идеологических изменений в этом регионе.

Уравновешивание влияние стран Залива с салафитской ориентацией (в частности, Катара и Саудовской Аравии) за счет тесных связей с Ираном, отвечает российским интересам, и наилучшим средством для этого является поддержка шиитского меньшинства в Сирии. Это, возможно, и не является наилучшим посланием преимущественно суннитскому мусульманскому населению самой России, но такую проблему можно решить за счет применения тонкой внутренней дипломатии. Зато преимущества, связанные с расширением российского влияния в странах Персидского залива и Сирии, способны перевесить все остальные факторы.

Таким образом, хотя активная борьба против Даеш на его территории и предотвращение проникновения экстремистов в Центральную Азию и другие места, расположенные близко к границам России, действительно очень важны для России, все же стремление Москвы вернуть свое былое место в «большой игре», вероятно, можно считать не менее важным императивом.

Нерешительность Америки

Российское вмешательство в сирийский конфликт было спровоцировано нерешительностью и ошибочностью стратегической политики Соединенных Штатов в западной Азии, их неготовностью приложить силы и провести эффективную кампанию против Даеш, а также крайне опасной и щекотливой позицией Вашингтона, выразившейся в поддержке борьбы группировок, близких к аль-Каеде, таких как Дабхат аль-Нусра, против сирийского режима и боевиков Даеш. С одной стороны, это удивило большинство наблюдателей, а также, возможно, разведывательные службы и стратегическое командование Соединенных Штатов, поскольку такой шаг со стороны России невозможно было предугадать, учитывая тяжелое положение в экономике и серьезные проблемы в международных отношениях.

Вмешательство в сирийский кризис Ирана в союзе с Россией в тот момент, когда ядерная сделка еще не вполне завершена, также могло вызвать удивление у некоторых наблюдателей. В этом отношении Иран, похоже, взвесил свои возможности, и пришел к выводу, что без его поддержки о разгроме Даеш не может идти речи. Сотрудничество Тегерана с США и их союзниками оставалось не более чем предполагаемым, в основном из-за неохотного отношения Соединённых Штатов. Поэтому Тегеран ухватился за первую возможность вступить в партнерство, которое приведет к уничтожению Даеш.

Таким образом, за стремлением России удивить мир своей решительностью стоят, вероятно, вполне здравые рассуждения. В настоящий момент это дает Москве некоторые преимущества в «большой игре», но такие игры всегда непредсказуемы, а Даеш – весьма непростой противник. Кроме того, присутствие других игроков, таких как Саудовская Аравия и Израиль, существенно ограничивает для России возможности маневра. Теперь многое будет зависеть от эффективности военных операций и возможных успехов в борьбе против Даеш.

Автор, Сайед Ата Хаснаин – генерал-лейтенант Вооруженных сил Индии, в прошлом – командир 15 корпуса, дислоцированного в штате Джамму и Кашмир, в настоящее время – научный сотрудник «Delhi Policy Group». Единственный мусульманин в составе генералитета индийской армии.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (5 голосов, среднее: 4,20 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *