Экс-посол Макфол: Сотрудничество США и России необходимо для урегулирования сирийского конфликта, но его успех маловероятен

635793112162030748-AFP-544880603

Решение российского президента о начале интервенции в Сирии стало поворотной точкой во внешней политике России в 2015 году. В течение последних пятнадцати лет Путин все чаще полагался на применение военной силы для достижения внутриполитических и внешнеполитических целей, начиная с вторжения в Чечню в 1999 году, затем в Грузию в 2008 и Украину в 2014 году. Сирийский маневр Путина стал вполне логичным очередным шагом во все более агрессивной внешней политике России. Однако, сирийская интервенция, судя по всему, отличается от всех предыдущих. Хотя Путин хорошо понимает, что большая часть мира осуждает его военные действия в Чечне, Грузии и Украине, он надеется на солидарность и поддержку международного сообщества его действиям в Сирии.

Прокремлевские комментаторы указывают на недавний визит госсекретаря Соединенных Штатов Джона Керри в Москву как на доказательство того, что военная интервенция в целях борьбы с терроризмом в Сирии завершила международную изоляцию России и способствовала возобновлению уважительного отношения к ней за ее позицию ответственной мировой державы. Россия вернулась, утверждают они, потому что мир нуждается в России.

Впрочем, подобные заключения явно преждевременны. В долгосрочной перспективе Россия может стать партнером в глобальной борьбе против терроризма. И в принципе Соединенные Штаты, Европейский Союз и другие страны мира должны приветствовать участие России в этой миссии. Однако, на практике, прежде чем долгосрочная цель сотрудничества с Россией может быть достигнута, необходимо урегулировать несколько краткосрочных проблем.

Во-первых, Россия, которая начала эту интервенцию с целью поддержки своего давнего протеже, сирийского президента Башара аль-Асада, должна прекратить наносить бомбовые удары по сирийской оппозиции, которую поддерживают США и их союзники, и начать бомбить ДАИШ (самопровозглашенное «Исламское госдуарство Ирака и Леванта»). В первые же недели российской военно-воздушной кампании ее стратегия стала очевидной: уничтожить все третьи силы в гражданской войне и вынудить таким образом международное сообщество выбирать меньшее из двух зол: аль-Асада или ДАИШ. Позже российские бомбардировщики начали атаковать некоторые объекты ДАИШ, однако военная кампания Кремля остается в целом сфокусированной на других оппозиционных силах. Чтобы стать партнером Запада, Россия должна кардинально и окончательно изменить цели своих бомбовых ударов.

Во-вторых, Путин должен принять более активное участие в международных усилиях, направленных на обеспечение переходного политического процесса в Сирии. Аль-Асад не может оставаться у власти. Он мог бы сыграть некую переходную, временную роль, как уже поступали некоторые другие диктаторы при переходе от авторитарного к демократическому правлению. Однако, он не может оставаться на своем посту по одной простой причине: его присутствие только прибавит добровольцев в рядах группировки ДАИШ. Режим аль-Асада убил больше людей в Сирии, чем все экстремистские группировки вместе взятые. Он редко направляет свои атаки против ДАИШ, сосредотачивая военные усилия на других повстанческих силах. Таким образом, он никоим образом не является союзником международного сообщества в борьбе с терроризмом.

Более того, подавляющее большинство жертв военных операций сирийских правительственных войск являются мирными гражданами, а не террористами. Согласно данным, предоставленным Наблюдательным советом по правам человека в Сирии, Аль-Асад несет ответственность за смерть почти 182 тысяч гражданских лиц в период между мартом 2011 года и ноябрем 2015, в то время как боевики ДАИШ убили за тот же период 1777 человек. Если цель в Сирии заключается в том, чтобы остановить гражданскую войну, Аль-Асад никак не может рассматриваться в качестве миротворца. В качестве демонстрации своего влияния на режим, Путин прежде всего должен заставить Аль-Асада прекратить убийство мирных граждан. Если Путин не в состоянии достичь этой цели, нет никаких причин считать, что он сумеет усадить Аль-Асада или его генералов за стол переговоров.

В-третьих, Россия должна изменить методы нанесения бомбовых ударов. Слишком много гражданских лиц становится их жертвами. Эти российские атаки стали материалом для новых пропагандистских видеороликов террористических группировок на Utube, а это именно то, чего хочет ДАИШ.

В-четвертых, Российские информационные источники должны прекратить обвинять Соединенные Штаты в поддержке ДАИШ. Как могут США объединять усилия со страной, которая выдвигает подобные ложные обвинения и изображает Америку как врага?

В-пятых, Путину необходимо остановить поток боевиков, направляющихся из России в Сирию. Даже по российским оценкам к сентябрю 2015 года около 2400 граждан России присоединились к группировке ДАИШ.

И наконец, чтобы быть полезным партнером в Сирии, Россия должна оставить надежды на какие-либо уступки от Соединенных Штатов по украинской проблеме. Попытка увязать украинский кризис с сирийским никогда не приведет к успеху.

Чтобы обеспечить возможность сотрудничества с Россией, Соединенные Штаты и их союзники также должны предпринять определенные меры и несколько изменить свою политику.

Во-первых, умеренные оппозиционные группировки не должны принуждаться к военным действиям исключительно против ДАИШ. Вместо этого, им следует позволить самостоятельно определять свою военную стратегию, включая удары по силам Аль-Асада в качестве средств, способных заставить режим пойти на переговоры Не следует требовать, чтобы они сражались с ДАИШ, когда их атакует Аль-Асад.

Во-вторых, руководство Соединенных Штатов должно оказать давление на Кремль и заставить его более серьезно отнестись к проблеме политической трансформации в Сирии, которая должна в конечном итоге привести к свободным и честным выборам. Соединенные Штаты и остальной мир не могут поддаться на фальшивые уверения в автократической стабильности. Диктатура Аль-Асада за последние четыре года привела только к смертям, потокам беженцев и нестабильности. Нет никаких причин ожидать, что его режим станет гарантом стабильности в будущем.

В-третьих, американские лидеры должны абсолютно ясно дать понять России, что между поддержкой Украины и сотрудничеством с Россией в Сирии не существует и не может существовать какой-либо связи. Противоречивые и невнятные заявления по этому вопросу не способны достичь цели.

И наконец, лидеры Соединенных Штатов должны трезво и реалистично оценивать слабые перспективы успеха подобного сотрудничества. Военная кампания России изменилась за последнее время незначительно, а ее клятвы в приверженности политическому переходному процессу вовсе не новы. Две предыдущих попытки международных миротворческих усилий с участием России (Женева-I и Женева-II) закончились провалом.

В наступающем году Соединенным Штатам следует стремиться к достижению альянса с Россией в целях борьбы против ДАИШ, но это следует делать без каких-либо иллюзий относительно вероятности успеха, а также с учетом потенциальных издержек в случае провала.

Автор, Майкл Макфол – американский политолог, профессор политических наук Центра по вопросам демократии, развития и верховенства закона при Стэнфордском университете. Посол США в Российской Федерации с 2012 по 2014 год.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *