Является ли авторитаризм чертой русского национального характера

Российская агрессия против Украины и молчаливое согласие общества на усиление прямого контроля властей над новостными средствами массовой информации, дали многим наблюдателям повод для предположений о том, что русские как народ в целом предрасположены к авторитаризму. На первый взгляд этот вопрос представляется вполне логичным. Однако, я убедился на собственном опыте, что нам следует быть весьма осторожными в выводах по поводу национального характера, основанных на разрозненных событиях.

Подпись к изображению: Сторонники российской оппозиции принимают участие в марше памяти критика Кремля Бориса Немцова, убитого в центре Москвы 1 марта 2015 года
Подпись к изображению: Сторонники российской оппозиции принимают участие в марше памяти критика Кремля Бориса Немцова, убитого в центре Москвы 1 марта 2015 года

 

В 1989 году я был приглашен на экономическую конференцию в Москве, в то время еще столице Советского Союза, организованной совместно исследовательским центром ИМЭМО (в настоящее время — Институт международной экономики и международных отношений им. Е.М.Примакова Российской Академии наук) и Национальным бюро экономических исследований США. Подобные совместные конференции стали приметами исторического прорыва, беспрецедентного потепления американо-советских отношений. Советские экономисты с большим энтузиазмом высказывались относительно перехода к рыночной экономике, и я был поражен тем, насколько откровенно они говорили с нами во время кофейных перерывов или обедов.

Однако, очень важно отметить, что советские ученые выражали серьезные сомнения в том, что общество когда-нибудь позволит свободному рынку функционировать в их стране. Переход к частной собственности и рынку, говорили они, воспринимается народом как несправедливость и недопустимая ошибка.

Я познакомился с одним молодым экономистом ИМЭМО, Максимом Бойко, и был впечатлен его искренностью и интеллектом (позже он стал заместителем премьер-министра и министром государственного имущества при президенте Борисе Ельцине, ушел из российского правительства после прихода к власти Владимира Путина, а недавно приехал в США, где читает лекции по экономике в Гарварде и университете Брауна). Между нами состоялась оживленная беседа. Я рассказывал ему, что многие американцы также считают капиталистические методы несправедливыми. Нас заинтересовал вопрос, различается ли в действительности отношение людей к рынку в наших странах?

Оказывается, никто никогда не проводил исследований с целью выяснить это. Однако, в 1989 году уже существовала такая возможность. Мы решили не откладывая провести тщательный социологический опрос с целью сравнения отношения к свободному рынку населения США и СССР.

После улаживания некоторых трудностей перевода и возможных излишних ассоциаций, которые могли повлиять на ответы респондентов, нам удалось создать два практически идентичных опросника на русском и английском языках. Мы провели в 1990 году опрос (с помощью украинского эксперта Владимира Коробова) в Нью-Йорке и Москве, а затем опубликовали полученные результаты в «American Economic Review» в 1991 и в журнале ИМЭМО в 1992 году.

Различия в отношении к свободному рынку, которые мы обнаружили, были нередко весьма незначительными, и их было трудно интерпретировать с точки зрения авторитаризма и демократии. Например, мы спрашивали людей: «В выходные дни, когда существует наибольший спрос на цветы, цены обычно поднимаются. Справедливо ли, по вашему мнению, что торговцы цветами повышают таким образом цены?». Как и предсказывали экономисты ИМЭМО, большинство (66 процентов) опрашиваемых в Москве считали это несправедливым. Однако, к огромному нашему удивлению, Нью-Йорк продемонстрировал практически идентичные результаты (68 процентов ответили, что это несправедливо).

Итак, в прошлом году мы решили выяснить, сохранилась ли сегодня та же схожесть отношения к рынку между жителями Москвы и Нью-Йорка. Точнее говоря, учитывая возрождение авторитаризма в России, стало ли это отношение более негативным. Мы вновь провели абсолютно идентичный опрос в двух городах в 2015 году. В нынешнем январе результаты исследования были представлены в ходе ежегодной встречи Американской экономической ассоциации.

В ответах на вопрос о ценах на цветы в Москве мы обнаружили незначительное изменение (67 процентов респондентов заявили, что повышать цены в выходные дни несправедливо). В Нью-Йорке, напротив, общественное мнение стало несколько более про-рыночным (всего 55 процентов сочли такое повышение цен несправедливым).

В ходе опроса 2015 года мы с Максимом Бойко решили выяснить отношение к демократии как таковой. К счастью, нам удалось найти материалы исследования, проведенного в 1990 году политологами Джеймсом Гибсоном, Рэймондом Дачем и Кентом Тедином (GDT), которые задавали в Москве вопросы, подобные нашим, чтобы выяснить мнение людей. Хотя они не проводили сравнительного опроса в Нью-Йорке, мы решили включить их результаты в наше сравнительное исследование в 2015 году.

К нашему удивлению, большая часть результатов, касающихся отношения к демократическим ценностям не подтверждает гипотезы о том, что россияне предпочитают жесткое авторитарное правление. Например, группа GDT спрашивала своих респондентов в 1990 году, согласны ли они с утверждением «Пресса должна быть защищена законом от преследования властями». Лишь 2 процента высказали свое несогласие в 1990-м. В 2015 россияне проявили значительно большую степень несогласия (20 процентов), что могло навести на мысль об упадке демократических ценностей в стране. Однако, настоящим сюрпризом стали ответы на тот же вопрос жителей Нью-Йорка: 27 процентов оказались не согласны. Иными словами, сегодня нью-йоркцы поддерживают свободу прессы даже меньше, чем москвичи.

Наибольшая разница между Москвой и Нью-Йорком была получена GDT в ответах на вопрос «лучше ли жить в обществе, подчиненном строгому порядку, чем позволить людям такую степень свободы, при которой они могут разрушить общественные устои». В 1990 году 67 процентов москвичей согласились с этим утверждением, а в 2015 году процент согласившихся составил 76, в то время как в Нью-Йорке в 2015 году лишь 36 процентов респондентов ответили утвердительно. Возможно, это важный результат, но он представляет собой крайнюю точку – наиболее значительную разницу между Москвой и Нью-Йорком во всем исследовании.

В целом же, несмотря на различия, результаты нельзя считать убедительным подтверждением гипотезы, что недавние события имеют простое объяснение с точки зрения разницы глубинного отношения к свободному рынку ли авторитаризму. Ошибочно считать, что Россия фундаментально отличается от Запада. В 1991 году мы пришли к выводу, что особенности русского национального характера не являются препятствием для формирования рыночной экономики в России, и оказались правы. Надеемся, что мы правы и сегодня, и что национальный характер не помешает России однажды прийти к истинно демократическому обществу.

Автор, Роберт Шиллер – американский экономист, Стерлингский профессор экономики Йельского университета и научный сотрудник международного центра по финансам при Йельской школе менеджмента. Лауреат Нобелевской премии по экономике за 2013 год.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0