Новая холодная война в Арктике – опасный миф

Слишком уж часто в последнее время арктический регион изображается в СМИ как зона, которая находится на грани вооруженного конфликта. Это не более чем пропагандистский стереотип, который легко «продать» людям, возвращающимся в мыслях к холодной войне. В памяти сохранились сообщения о грозных подводных лодках, снующих под арктическими льдами, а также о ядерных баллистических ракета, траектории полета которых  пролегают через Северный полюс.

В разгар противостояния между НАТО и Советским Союзом, западный мир постоянно боялся, что с северного направления прилетит армада ядерных боеголовок, и это ощущение страха запечатлелось в коллективном сознании, сформировав особое представление об Арктике. Именно этот страх, например, стоял за созданием в пятидесятые годы систем дальнего радиолокационного обнаружения и сети радиолокационных станций на Аляске, в Канаде и Гренландии. Они были призваны обеспечить возможность раннего предупреждения США и их союзников по НАТО о надвигающемся советском ядерном ударе.

Холодная война была периодом, который оставил значительный след в истории. Но броские заголовки, которые сегодня проводят параллели с новой холодной войной, особенно если речь идет об Арктике, просто вводят читателей в заблуждение. Конечно, после 2014 года отношения между Западом и Россией резко ухудшились из-за конфликта вокруг Украины и Крыма. Учения Trident Juncture в 2018 году с участием «50 тысяч военнослужащих из стран-членов НАТО и стран-партнеров», являются ярким тому подтверждением. Но напряженность не является специфической чертой для Арктики, а кроме того, военные выполняют самые разнообразные задачи в регионе. Однако, этот нюанс часто упускается из виду.

Нынешние военные учения и закупки военной техники подпитывают старые страхи холодной войны. И следует признать, что определенная милитаризация в Арктике имеет место. Россия, например, недавно вложила значительные деньги в модернизацию военной инфраструктуры. То же касается и других арктических стран, таких как Канада и Дания. Но военная активность на севере не утихала десятилетиями. Просто до недавнего времени она игнорировалась теми, кто там не живет.

Арктические государства охраняют свои сухопутные и водные пути, осуществляя воздушное, морское и подводное патрулирование, и так происходит на протяжении многих лет. Это вряд ли представляет собой эскалацию военной напряженности, даже если инфраструктура модернизируется и, в некоторых случаях, наращивается. Несмотря на это, разговоры о новой холодной войне накаляются.

Вооруженные силы любой страны, помимо своих обычных обязанностей в вооруженных конфликтах, часто решают иные задачи. Например, силы быстрого реагирования используются во время стихийных бедствий и выполняют целый ряд поисково-спасательных задач, которые вовсе не обязательно означают эскалацию войны. Кроме того, они могут помогать правоохранительным органам.

В Норвегии, например, береговая охрана входит в состав военно-морского флота, наряду с боевыми кораблями, военно-морскими училищами и военно-морскими базами. Аналогичным образом, в Дании арктическими операциями силами береговой охраны управляет королевские военно-морские силы.

В Канаде, в отличие от упомянутых европейских стран, береговая охрана является гражданской организацией. Она «представляет собой основную гражданскую госструктуру на море». Но она также тесно сотрудничает с Министерством национальной обороны, осуществляя поисково-спасательные операции, включая поддержку с воздуха.

Береговая охрана Соединенных Штатов  является частью Министерства внутренней безопасности, которая отвечает за охрану «воздушных, сухопутных и морских границ страны для предотвращения незаконной деятельности, а также облегчение законных передвижений граждан и торговли». Однако, в соответствии с действующим законодательством, береговая охрана не входит в состав Министерства обороны «в мирное время и подлежит переводу в структуру ВМС США только в случае войны».

Из-за этих особенностей бюрократической подведомственности грань между военной и  гражданской сферами оказывается несколько размытой. Но это не означает, что всякая военная активность направлена против какого-то противника или приравнивается к эскалации и подготовке к войне.

Изменения климата и технический прогресс привели к активизации освоения Арктики. А это означает, что в отдаленных и часто недоступных для сил правопорядка местах в ближайшее время потребуется больше усилий по поддержанию общественного порядка.

В связи с изменением климата возникают и другие серьезные проблемы, такие как обострение проблемы лесных пожаров. Так, в июле 2018 года в Швеции имели место крупные лесные пожары. В рамках государственных противопожарных мер страна применила «бомбы с лазерным наведением для тушения очагов возгорания в лесах». Эту инициативу возглавили ВВС Швеции. Используя бомбы с лазерным наведением, они «создавали ударные волны, которые просто гасили пламя, подобно тому, как мы гасим свечи своим дыханием».

По мере расширения экономической активности в арктическом регионе, вооруженным силам, вероятно, придется чаще оказывать помощь гражданским структурам в решении некоторых проблем. Так, например, в 2017 году местная полиция города Тромсё  обратилась к норвежской береговой охране с просьбой помочь в нейтрализации активистов Greenpeace, которые вторглись в 500-метровую зону безопасности вокруг плавучей буровой установки Songa, чтобы помешать бурению на месторождении Korpfjell в Баренцевом море.

Норвежское судно береговой охраны KV Nordkapp откликнулось на призыв, в результате чего был захвачен корабль Arctic Sunrise, принадлежащий организации Grenpeace, и арестованы все 35 человек, которые находились на борту судна.

Учитывая растущий экономический потенциал Арктики, все большее внимание привлекает к себе состояние военной инфраструктуры. Так, Россия, в частности, дала понять, что параллельно с ростом экономического потенциала Арктики, она будет наращивать военную инфраструктуру на побережье Северного Ледовитого океана.

Для России арктические ресурсы имеют особое значение с точки зрения экономической безопасности страны. Поэтому позиция правительства формулируется следующим образом: «Национальная безопасность в Арктике требует усиленного военно-морского, военно-воздушного и сухопутного присутствия». Однако, проблемы национальной безопасности весьма разнообразны и не связаны исключительно с наращиванием потенциала для обороны или ведения войны.

Таким образом, важно помнить, что хотя вооруженные силы предназначены, прежде всего, для решения военных задач, они не являются исключительно инструментами войны. Они вносят значительный вклад в решение многочисленных проблем в сфере безопасности.

Это, разумеется, не означает, что увеличение военных расходов и расширение военной активности не следует рассматривать с критических позиций. Безусловно, следует. Но развернувшаяся в последнее время дискуссия о «новой холодной войне» — это погоня за дешевыми сенсациями. Она отвлекает от более широкого круга задач, которые военные решают по всей Арктике, и усиливает ту самую напряженность, против нагнетания которой, якобы, предостерегает.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...




Комментарии запрещены.