Внутренние разногласия могут помешать ближневосточным планам России

С точки зрения большинства сторонних наблюдателей и экспертов, исследующих политику Кремля, процесс формирования политических решений в России является неким непостижимым монолитом: решения принимаются исключительно президентом Владимиром Путиным лично, а любое инакомыслие подавляется за закрытыми дверями.

Однако, в действительности, внутри российской политической элиты существует множество конкурирующих политических интересов и взглядов, которые постоянно сталкиваются между собой. Политические решения часто являются результатом компромисса, найденного Путиным, чтобы уравновесить позиции различных групп.

Два недавних спора вокруг развития отношений  между Россией и ее давним конкурентом в энергетической сфере, Саудовской Аравией, показывают, что в наши дни в Кремле нарастают политические и идеологические разногласия между двумя влиятельными группами: интервенционистами советского образца и все более громко заявляющей о себе когортой консервативных изоляционистов. Напряженность между ними угрожает пустить под откос одно из самых успешных направлений ближневосточной политики Путина.

Подпись к изображению: Российский президент Владимир Путин слушает наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана во время их встречи на саммите G20 в Буэнос-Айресе, 1 декабря 2018 года

Первое противоречие касается компании «Новомет-Пермь», дочернего предприятия государственного фонда «Роснано» и крупного производителя оборудования для добычи нефти. В июне прошлого года генеральный директор компании Максим Перельман объявил, что с саудитами ведутся инвестиционные переговоры о возможной сделке. Затем в октябре Кирилл Дмитриев, генеральный директор Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ), обнародовал план, в соответствии с которым фонд вместе с саудовской нефтяной компанией Aramco намеревались купить принадлежащую «Роснано» долю в «Новомете», составляющую 30,76 процента. Российская сторона, казалось, решительно настроена на заключение этой сделки.

В прошлом попытки продать иностранным покупателям долю в компании «Новомет» потерпели неудачу, и компания изо всех сил пыталась удержаться на плаву, на фоне некоторых опасений по поводу низкого качества нефтяных насосов, которые она производит. Казалось, что сделка с Арамко не только спасет производственную компанию, но и принесет столь остро  необходимые денежные средства в казну России, повысит слабые показатели поступления прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в российскую экономику и укрепит российско-саудовское сближение.

Хотя российская экономика официально вышла из рецессии уже в конце 2016 года, она продолжает стагнировать, причем реальные  располагаемые доходы населения снижаются пятый год подряд, а анемичный рост валового внутреннего продукта (ВВП), скорее всего, останется в ближайшие годы ниже среднемирового уровня. Страна также страдает от резкого сокращения прямых иностранных инвестиций после введения западных санкций в отношении Москвы в связи с присоединением Крыма в 2014 году.

Эта сделка с саудитами кажется на самом деле довольно выгодной, особенно для российской стороны, но она вполне может так никогда и не осуществиться. Вполне вероятно, что российский регулирующий орган в сфере экономики, Федеральная антимонопольная служба (ФАС), отменит ее из-за проблем национальной безопасности. Агентство квалифицировало «Новомет» как объект стратегического значения, после того как ранее была отклонена заявка американской нефтяной корпорации Halliburton на покупку доли в компании.

За последние несколько лет консервативные изоляционисты не раз выступали против открытия российской экономики, успешно расширив законодательные ограничения на прямые иностранные инвестиции и деятельность иностранных компаний в России. Под их влиянием были приняты поправки в Закон о стратегических предприятиях и Закон об иностранных инвестициях, которые затрудняют продажу таких компаний, как «Новомет».

Несмотря на произошедшие в последние годы сдвиги в российско-саудовских отношениях, многие консерваторы в Москве по-прежнему считают Эр-Рияд главным конкурентом в энергетической сфере и обеспокоены тесными связями Саудовской Аравии с Соединенными Штатами. В рамках ограничительного законодательства и под давлением со стороны определенных политических кругов, ФАС едва ли сочтет компанию Aramco покупателем, соответствующим всем требованиям. По мнению некоторых экспертов, антимонопольный орган отклонит эту кандидатуру, либо затянет свое решение до тех пор, пока сделка сама не развалится.

В  начале февраля при аналогичных обстоятельствах американской нефтепромысловой сервисной компании Schlumberger пришлось отказаться от своей заявки на покупку Eurasia Drilling Company.

Нормативные барьеры – не единственная потенциальная проблема, стоящая на пути сближения между Россией и Саудовской Аравией. Согласно сообщениям СМИ, глава «Роснефти» Игорь Сечин, известный своими близкими дружескими связями с Путиным, написал письмо, в котором выразил свое несогласие с соглашением, достигнутым Россией с ОПЕК, и прежде всего с Саудовской Аравией, о сокращении добычи нефти, которое, по его словам, вредит России и приносит пользу Соединенным Штатам.

В течение последних двух лет Москва и Эр-Рияд тесно координируют свои усилия по стабилизации цен на нефть. Совсем недавно Путин согласился временно увеличить добычу нефти по просьбе Вашингтона, чтобы предотвратить скачок цен на мировом  рынке после вступления в силу санкций США против Ирана, ограничивающих экспорт иранской нефти.

Российский президент, а также интервенционистский лагерь в правительстве России рассматривают сотрудничество с Саудовской Аравией как стратегический актив, способствующий осуществлению планов Москвы по расширению своего присутствия и влияния на Ближнем Востоке. Однако, не все члены политической элиты разделяют это видение.

Несмотря на то, что Путину удалось избежать в Сирии очередной военной ловушки, как это было в Афганистане в восьмидесятые годы, многие представители политической элиты скептически относятся к сохранению значительного присутствия в этом проблемном регионе. Некоторые из таких скептиков считают растущее участие России в ближневосточных процессах потенциально опасным, учитывая проблемы, с которыми столкнулись Соединенные Штаты после своей военной интервенции в 2003 году, и их многолетние безуспешные попытки выйти из региона. Поскольку крупные местные игроки, такие как саудиты и иранцы, все более открыто проявляют свой взаимный антагонизм, Россия может вскоре оказаться в центре межконфессионального конфликта, в котором она будет вынуждена выбрать одну из сторон.

Это внутреннее противостояние вокруг двусторонних отношений с Саудовской Аравией отражает более обширные разногласия между двумя влиятельными кланами, имеющими различные точки зрения на роль, которую Россия должна играть на Ближнем Востоке и во всем мире. С одной стороны, сторонники интервенционизма советского образца стремятся любой ценой сохранить статус великой державы. С другой стороны, изоляционисты, исповедующие принцип «Россия прежде всего», боятся возможного возвращения экспансионистской внешней политики, которая приведет к истощению ресурсов страны.

В течение ближайших нескольких лет противостояние между этими двумя лагерями в конечном итоге определит, насколько далеко может зайти сближение с Саудовской Аравией, и будет ли Россия продолжать стремиться к статусу сверхдержавы на мировой политической арене.


Добавить комментарий