Россия стремится усилить свое влияние в Восточном Средиземноморье

Как и Советский Союз в свое время, посткоммунистическая Россия проводит политику «ловли рыбы в мутной воде» Восточного Средиземноморья, причем это касается как геополитического, так и экономического аспектов. Это привело к тому, что в настоящее время исторический соперник Запада выступает как миротворец, с целью  ослабить напряженность между Турцией и Грецией. После нескольких месяцев попыток со стороны Европейского Союза во главе с Германией, которые не привели к успеху, на прошлой неделе в борьбу вступила Москва, заявив, что готова взять на себя функцию посредника между конфликтующими сторонами.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров во вторник встретился с кипрским лидером Никосом Анастасиадисом. После встречи Лавров заявил, что Москва внимательно следит за развитием ситуации в регионе и готова помочь начать «реальный диалог», который позволит выработать «взаимоприемлемые решения». Может ли Россия играть роль миротворца и вести подлинный диалог с двумя государствами, входящими в НАТО? Ответить на этот вопрос могла бы краткая оценка роли России в регионе, а также ее отношений, как с Анкарой, так и с Афинами.

В период с 1960 по 1990 год кипрская проблема сильно осложняла отношения Турции с Западом, но с другой стороны она привела к формированию более тесных связей с Советским Союзом. Хотя она не была определяющей в двусторонних отношениях, реакция Советов на турецкую военную интервенцию на острове заслуживает, тем не менее, особого внимания. Москва сохраняла довольно двусмысленную позицию и сначала поддержала этот шаг Анкары, а затем призвала к урегулированию проблемы на основе международного права.

Жесткая позиция, которую Вашингтон занял в отношении действий Анкары, привела к дальнейшему улучшению отношений между Анкарой и Москвой. Письмо президента США Линдона Джонсона и введенное Соединенными Штатами эмбарго на поставки оружия Турции сыграли определяющую роль в выборе тактики Советским Союзом. Излишне говорить, что главной целью Москвы во время кипрского кризиса было сохранение хороших отношений с Анкарой и использование турецко-американских разногласий к собственной выгоде. Впрочем, была и вторая цель — закрепить за собой важную роль в любом урегулирования кипрской проблемы.

Сегодня Россия пытается сделать то же самое — продемонстрировать свою незаменимость в качестве посредника и извлечь выгоду из ухудшившихся отношений между Анкарой и Вашингтоном. Москва, участвующая в многочисленных энергетических проектах по всему миру, в последние годы значительно укрепила свои военно-политические и экономические связи с Турцией. Две страны достигли определенного компромисса и в настоящее время тесно координируют свое присутствие в Сирии, Кроме того, Турция,  несмотря на давление США, приобрела современную российскую систему противоракетной обороны С-400, а на южном побережье страны российская корпорация «Росатом» строит первую турецкую атомную станцию.

Между тем, эксперты, которые внимательно следят за развитием событий в Восточном Средиземноморье, предсказывают, что дальнейшие действия Москвы могут осложнить возглавляемый Европой процесс урегулирования турецко-кипрского конфликта, в то время как Соединенные Штаты целиком поглощены предвыборной борьбой, что создает для России благодатную почву.

На фоне эскалации напряженности между членами НАТО Турцией и Грецией из-за давнего спора по поводу прав на разведку и добычу энергоресурсов в регионе, Анкара на прошлой неделе объявила, что Россия проведет в Восточном Средиземноморье военно-морские учения с боевыми стрельбами. В навигационном уведомлении было сказано, что российские учения пройдут в сентябре в тех районах, где действуют турецкие гидрографические суда, выполняющие сейсморазведочные работы.

Это заявление Турции появилось спустя несколько дней после того, как стало известно о решении Вашингтона частично снять 33-летнее эмбарго на поставки оружия Кипру. Россия поддерживает значительное военно-морское присутствие в этом регионе и регулярно проводит военно-морские маневры, но нынешнее объявление об учениях с боевой стрельбой, по всей видимости, следует воспринимать как сигнал о том, что Москва полна решимости оставаться ключевым  региональным игроком, влияние которого не может быть ослаблено частичной отменой американского оружейного эмбарго в отношении Кипра.

В это уравнение следует добавить еще одну переменную – греко-российские отношения. Следует отметить, что в последние  годы они заметно ухудшились после решения Греции в 2018 году выслать двух российских дипломатов, а еще двоим запретить въезд в страну. Кроме того, Афины были разочарованы и огорчены реакцией России на превращение Турцией собора Святой Софии в мечеть. Пресс-секретарь президента Путина Дмитрий Песков в одном из интервью по радио заявил, что это решение не повредит отношениям между Турцией и Россией, и что этот вопрос является внутренним делом Турции, как и утверждал президент Эрдоган, отвергая международную критику. Нет нужды говорить о том, что новый баланс сил в Средиземноморье и на Ближнем Востоке в целом является еще одним фактором, способствующим обострению напряженности между Москвой и Афинами. Турецко-российское сближение и их скоординированные действия в сирийской войне вызвали недоумение в Афинах.

Попытки руководства НАТО ослабить напряженность между Турцией и Грецией, двумя традиционными заклятыми врагами внутри альянса, также сталкиваются с серьезными препятствиями. Встречу между турецкой и греческой военными делегациями для обсуждения методов снижения риска инцидентов в Восточном Средиземноморье изначально планировалось провести в прошлый вторник в штаб-квартире НАТО в Брюсселе, однако в последнюю минуту ее пришлось перенести.

Учитывая провал попыток урегулировать конфликт между Турцией и Грецией, предпринятых Евросоюзом, а также предвыборный ажиотаж в Соединенных Штатах, Россия, похоже, намерена воспользоваться ситуацией и усилить свое влияние в мутных водах Восточного Средиземноморья. Впрочем, будут ли ее усилия успешны, покажет время.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0