Переговоры по СНВ-III между Россией и режимом Трампа зашли в тупик

 

История войн показывает, что воюющие стороны для достижения победы, если необходимо, применяют любое имеющиеся в их арсеналах оружие,  Если две страны, обладающие ядерным оружием, однажды схлестнутся друг с другом – особенно США с Россией или Китаем –  обе стороны могут применить ОМП, чтобы нанести поражение противнику. Но в войне с применением ядерного оружия победителей не бывает. Если в будущей войне это оружие будет применено, то в проигравших окажутся планета Земля и человечество.

Договор СНВ-III это последнее остающееся соглашение между Россией и США по предотвращению неограниченного наращивания ядерного арсенала, которого при достаточном количестве хватит, чтобы  убить нас всех.

В 1959 г. в леденящем кровь фильме Стэнли Крамера «На последнем берегу» были показаны последствия ядерной войны – смертельная радиация, распространившаяся по миру. Место действия в фильме – Австралия, последний  уголок мира, оставшийся необлучённым. Финальная сцена бросает в дрожь.   Вначале мы видим улицы Мельбурна, где течёт обычная жизнь. В финале фильма улицы пустые, вымершие, по ним гуляет ветер. Мы видим церковь, на ней плакат со словами, звучащими как горькая ирония: «Ещё осталось время….брат». Всё, время истекло. Радиационное заражение неумолимо. Последнее слово осталось за ним.

Фильм Крамера объясняет безумие ядерной войны. Но в США его почти никогда не показывают. Урок фильма в том, что если ядерную войну начать, то ничего уже не изменить нельзя, второго шанса не будет, не будет спасения от медленной мучительной смерти от облучения.

Известный танцор, певец, актёр и хореограф Фред Астор сыграл в фильме австралийского учёного – роль, очень далёкая от привычных его ролей. Он совершает самоубийство, отравившись угарным газом, чтобы избежать предсмертной агонии после облучения.

Продлить договор СНВ-III еще на пять лет без предварительных условий — как предлагал Путин — не составило бы труда. Но этого не получается. 5 февраля 2021 года срок действия исторического соглашения истекает, поскольку неприемлемые требования режима Трампа остаются неизменными.

В феврале 2017 г. в ходе телефонного разговора, российский президент убеждал Трампа продлить СНВ-III. Говорят, что Трамп сделал паузу в разговоре, чтобы спросить помощников, о чём идёт речь и что такое СНВ-III. Он этого не знал.

Толком не разобравшись, он впоследствии назвал его «плохой сделкой» — точно так же, как опрометчиво обозвал  и другие знаковые соглашения, из которых  вышел, особенно СВПД и Договор о РСМД.

Переговоры по СНВ-III между Россией и США зашли в тупик. В настоящее время срок действия соглашения, если его не продлить, истекает в феврале.

В результате мир станет гораздо менее безопасным, чем даже сейчас. Риск ядерной войны в один прекрасный день окажется выше, чем сейчас.

Как сообщается, в прошлом месяце Трамп попросил Стратегическое командование США оценить, насколько быстро ядерное оружие можно будет применить с помощью бомбардировщиков, подводных лодок и ракет (ближнего и дальнего действия), если истечет срок действия СНВ-III.

Представитель Трампа по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли сказал, что если Россия не согласится с требованиями США до выборов, «цена вырастет».

Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков назвал шансы на продление соглашения «незначительными» из-за неприемлемых требований США, добавив:

«Дело за Соединёнными Штатами. Мяч на их стороне … Либо они отказываются от своих ультиматумов, и тогда мы можем начать о чём-то договариваться, либо сделки не будет».

Тупик в переговорах между двумя странами возник из-за непреклонной позиции режима Трампа. Рябков подчёркнул, что «нет никаких оснований для сделки в той форме, которую предлагает Вашингтон».

Нежелание режима Трампа продлевать договор СНВ-III на следующие 5 лет без всяких предварительных условий (как предлагал Путин) демонстрирует его безответственное отношение к сохранению исторического соглашения. Цена прекращения действия договора – крайне опасная гонка вооружений.

Непонятно, что будет делать режим Байдена/Харрис, если в январе он придёт на смену Трампу.

На сайте их избирательной кампании говорится, что демы будут добиваться продления СНВ-III, «используя его в качестве основы для новых механизмов контроля над вооружениями».

Снова и снова политики говорят одно — особенно во время предвыборной кампании — а в случае избрания делают совершенно другое.

В сентябре Биллингсли заявил, что, если Россия не согласится с требованиями режима Трампа, США увеличат свой стратегический арсенал «сразу после истечения срока действия ( СНВ-III) в феврале».

В июле прошлого года Сергей Лавров сказал, что если США не согласятся продлевать договор, «мы настаивать не будем».

Туманное предложение Биллингсли о краткосрочном продлении действия договора для Москвы неприемлемо, потому что оно дало бы США возможность маневрировать в сохранении того, что предусматривает СНВ-III. Россия хочет сохранения соглашения в его нынешнем виде.

Москва призывает, опираясь на договор СНВ-III, включить в будущие переговоры по контролю над вооружениями Великобританию и Францию, обладающие ядерным оружием. Она хочет, чтобы были согласованы вопросы, связанные с поддержанием стратегической стабильности, включая противоракетную оборону, ракеты малой и средней дальности наземного базирования, космическое и гиперзвуковое оружие.

Биллингсли отказался разговаривать на эти темы, включая вывод американского ядерного оружия из Европы, подчас расположенного у самых российских границ.

Китай выразил нежелание присоединяться к переговорам по контролю над ядерными вооружениями, если США не сократят свой арсенал до уровней, сравнимых с тем количеством, что имеется у НОАК.  У США около 6 тыс. ядерных боеголовок, у Китая от 2 до 3 тыс. (по оценкам Минобороны США).

Заместитель главы Стратегического командования США адмирал Дэвид Крит не согласен с заявлением Биллингсли о существенных лазейках в процедурах верификации СНВ-III. Он говорит: «Процедуры верификации на месте дают США глубокое понимание российского потенциала, численности и всего того, что связано с её ядерными вооружениями». Если от них отказаться, «нам придётся восполнять пробелы в информации другими способами».

Глава американской делегации на переговорах по СНВ-III Роуз Готтемюллер сказала, что в процедурах его верификации используется то, что хорошо показало себя в предыдущих договорах.

США «получили то, что хотели для режима верификации СНВ-III: реализацию эффективных процедур инспекций с  достаточным уровнем детализации».

Заявления режима Трампа об обратном – ложь.

Если до февраля ничего не изменится, договор, скорее всего, действовать перестанет.

Если вместо Трампа придёт Байден, неясно, будет ли он выступать за возобновление действия договора без каких-либо предварительных условий, или вместо этого ввяжется в гонку вооружений.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0