Фабрика страха доктора Уотсона

Источник перевод для mixednews – Dino

Маленький Альберт

В первых десятилетиях двадцатого века психология всё ещё находилась в зачаточном состоянии, но уже наметился значительный шаг вперёд. Первые исследователи с энтузиазмом изучали психическую деятельность человека, и некоторые, чтобы удовлетворить своё любопытство, были готовы пойти настолько далеко, что это становилось небезопасным.

Одним из таких новаторов был бихевиорист  Джон Бродус Уотсон. В 1919 году после осмотра ребёнка, проявляющего неоправданный страх перед собаками, в нём проснулось любопытство. Уотсон предположил, что ребёнок не обладает врождённым страхом перед домашними животными, но если «одно животное сумеет пробудить страх, любое трогательное пушистое животное может впоследствии вызвать его».  Чтобы удовлетворить свой научный аппетит в вопросе «можно ли действительно приучить ребёнка бояться милых, симпатичных животных, ассоциируя их с пугающими раздражителями?», он предпринял серию экспериментов в институте имени Джонса Хопкинса. За два десятилетия до этого пресловутых собак Павлова приучили выделять слюну по звуку колокольчика; Уотсон надеялся пойти дальше.

В 1920 году Уотсон получил доступ к «здоровому, флегматичному и бесстрастному» девятимесячному ребёнку по имени Альберт Би, сыну кормилицы, работавшей в больнице. Ему помогала аспирантка университета Розали Рейнер. Первым делом исследователи установили исходный психологический уровень. Они поднесли ребёнка к белой крысе, кролику, собаке, обезьяне — Альберт потянулся к каждому животному с весёлым любопытством. Исследователи дали ему маски и клочья ваты — он с интересом манипулировал предметами. Они расположили длинный стальной прут за головой Альберта и резко ударили по металлу столярным молотком — он вздрогнул, и на его лице появилось страдальческое выражение. Основные реакции ребёнка на данные раздражители были чётко зафиксированы, и через два месяца была проведена специфическая серия экспериментов «с одновременными раздражителями». Выдержки из записок доктора Уотсона отображают их проведение.

Возраст: 11 месяцев и три дня

  • Неожиданно для Альберта достали белую крысу из корзины и показали ему. Как только его рука коснулась животного, сразу за его головой раздался звон удара по прутку. Ребёнок подскочил и упал вперёд, уткнувшись лицом в матрац.
  • Как только его правая рука прикоснулась к крысе, по прутку ударили ещё раз. Ребёнок снова подскочил, упал вперёд и захныкал.

Возраст 11 месяцев и 10 дней

  • Неожиданно, без звука, показали крысу. Когда крыса прикоснулась носом к левой руке ребёнка, он резко отдёрнул руку. Таким образом, видно, что  два одновременных раздражителя, предъявленных на прошлой неделе, были эффективны.
  • Одновременное действие раздражителей. Резко упал на правый бок и захныкал.
  • Одна крыса. Как только ребёнок увидел крысу, он начал плакать. Почти инстинктивно он резко повернулся влево, упал на левый бок, стал на четвереньки и пополз прочь так быстро, что его с трудом поймали на краю стола.

Уотсону также было интересно, будут ли другие животные и предметы вызывать у Альберта приобретённые страхи.  После пятидневной передышки последовал дополнительный эксперимент:

Возраст: 11 месяцев и 15 дней

  • Одна крыса. Моментально захныкал. Отдёрнул правую руку, отвернул голову и отпрянул.
  • Один кролик. Сразу последовала негативная реакция: он отклонился от животного так далеко, насколько было возможно, захныкал, затем разрыдался. Когда кролика поднесли, так чтобы он мог касаться ребёнка, Альберт уткнулся лицом в матрац, затем, встав на четвереньки, пополз прочь.
  • Шуба (из тюленя). Резко отпрянул влево и начал беспокоиться. Шубу поднесли ближе, с левой стороны – он резко повернулся, начал плакать и постарался отползти на четвереньках.
  • Ассистентка принесла маску Санта-Клауса и показала её Альберту. Он снова прореагировал явно негативно.

Возраст: 11 месяцев и 20 дней

  • Одна крыса. Отклонился всем телом влево, не заплакал. Искал взглядом и следил. Возникла идея: освежить реакцию ещё одним одновремённым раздражением.
  • Как только крысу поместили ему на руку, ударили по прутку. Последовала бурная реакция.
  • Один кролик. Отклонился влево, насколько было возможно. Начал хныкать.
  • Когда кролика на некоторое время поместили Альберту на колени, второй начал осторожно протягивать руки и прикасаться к меху животного указательными пальцами. Во время этого действа ударили по стальному прутку. Последовала бурная реакция страха.
  • Один кролик. Сразу начал хныкать, держа руки высоко вверх, но не плакал.

Как и предполагал Уотсон, бурная негативная реакция Альберта на кролика послужила доказательством того, что приобретённый страх, действительно, передаётся и на других животных. Альберт также проявил беспокойство в присутствии собаки и раздражался при виде клочка ваты. Однако, когда исследователи дали Альберту его деревянные кубики, он сразу же начал играть и «загукал» от удовольствия.

Далее Уотсон пытался определить, имеет ли приобретённый страх устойчивый характер. Исследователи предоставили ребёнку месячную передышку, после чего они ещё раз подвергли Альберта испытаниям страхом перед пушистым:

Возраст: один год и 21 день

  • Маска Санта-Клауса. Отпрянул, «гукая», затем начал имитировать, что бьёт её. Когда его рука коснулась маски, он захныкал и разрыдался. В конце концов, он плакал просто при виде маски.
  • Шуба. Наморщил нос, убрал обе руки, подался всем телом назад, и начал хныкать, когда шубу придвинули ближе. При движении тела в одну сторону его рука случайно коснулась шубы. Он сразу начал плакать, весьма своеобразно кивая головой.
  • Крыса. Не отстраняясь, он позволил крысе подобраться к себе. Затем крыса пробежала у него по груди. Сначала он начал беспокоиться, а затем закрыл глаза обеими руками.
  • Кролик. Через несколько секунд он наморщил лицо, начал кивать головой и пристально смотреть на экспериментатора. Он осторожно протянул левую руку и прикоснулся к животному, вздрогнул и отпрянул всем телом. Затем экспериментатор взял его за левую руку и положил её на спину кролика. Альберт сразу же отдёрнул руку и начал сосать большой палец. Кролика снова поместили ему на колени. Он начал плакать, закрыв лицо обеими руками.

Джон Бродус Уотсон

Без сомнения, тридцатидневный перерыв – недостаточный срок, чтобы прошёл искусственно вызванный страх. Остался последний научный вопрос: можно ли удалить эти условные эмоциональные рефлексы с помощью лабораторных методов? Первоначально Уотсон намеревался завершить свой эксперимент, «удалив» приобретённые ребёнком страхи, но, в конце концов, решил отказаться от этой части эксперимента из-за нехватки времени. Однако, когда он опубликовал результаты своего исследования, он предположил, что лучший способ удаления условного рефлекса — заменить травмирующий металлический звук позитивным раздражением: а) физическое стимулирование «сначала губы, потом соски и, наконец, половые органы»; б) конфеты или пища; в) созидательная деятельность.

Психологи восторженно встретили результаты Уотсона. Несколько месяцев спустя, не смотря на его вновь приобретённую популярность, администрация университета имени Джонса Хопкинса попросила Уотсона уйти из университета. Но эта просьба ничего не имела общего с сомнительной этикой его экспериментов по запугиванию ребёнка. Он был уволен из-за несанкционированного «эксперимента» с красивой молодой аспиранткой: жене Уотсона стало известно, что он и его ассистентка Розали Рейнер участвовали в беззастенчивой стимуляции половых органов друг друга. И, как результат, Уотсон лишился карьеры и разрушил брак на волне славы.

По современным меркам эксперимент Уотсона по формированию страха у ребёнка был совершенно неэтичным по многим очевидным причинам. Исследование проводилось во время бурного становления психологии, время, когда благосостояние учёных редко считалось равным поощрению в науке. Более того, сам эксперимент изобиловал процессуальными нарушениями, которые представляли, в лучшем случае, неоднозначные результаты. Например, исследователи работали только с одним объектом и только с отрицательными раздражителями, а опыты, как правило,  были импровизированы и небрежны. Несмотря на то, что сам Уотсон признавал, что эксперимент был несовершенен, он считал, что результаты будут ценны для науки. «Предполагалось, что эти эксперименты должны убедительно показать, что, как и непосредственно созданные, так и ассоциативные эмоциональные реакции сохраняются, хотя и с определённой потерей в интенсивности проявлений, намного дольше одного месяца», — написал он в своей печально известной статье. «Мы считаем, что они сохраняются и влияют на личность на протяжении всей жизни».

Сегодня эксперимент под названием «Маленький Альберт» является легендой психологии. С момента опубликования в 1920 году на него часто ссылались, тщательно изучали, добавляли от себя и приукрашивали. Но как это обычно бывает со многими исследованиями, не лишённых существенных недостатков, учёные, в конечном счёте, отнесли этот эксперимент к категории «интригующий, но неподдающийся объяснению». Несмотря на то, что Уотсон провёл остаток своей карьеры, требуя изменить мнение, никаких окончательных выводов нельзя было сделать из его с трудом добытых данных, за исключением, может быть, того, что не следует нанимать на работу в качестве няньки психолога-экспериментатора.

Что касается Альберта, он и его мать исчезли сразу после исследования, и никогда не появлялись на виду. Никто не знает, что стало в итоге с подвергшимся мучениям ребёнком, и не известно,  преследовали ли его милые, симпатичные твари во взрослой жизни.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *