На Американском фронте против России и Китая много перемен

Пожалуй, начать обзор стоит с середины мая, когда в Нур-Султане, бывшей Астане, состоялся третий российско-казахстанский экспертный форум, совместно организованный Валдайским клубом, главным аналитическим центром России, и Казахстанским советом по международным отношениям.

Центральной темой обсуждения было соединение Нового шёлкового пути (или инициативы «Один пояс, один путь» – ОПОП) и Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Налаживание взаимосвязи между этими проектами представляет длительный и трудоёмкий, но очень важный процесс, причём Казахстан является ключевым членом как ОПОП, так и ЕАЭС.

Заседания российско-казахстанского форума позволили получить интереснейшую информацию о трёхсторонних отношениях Россия-Китай-страны Центральной Азии, а также о дальнейшем развитии сотрудничества Юг-Юг. Особое внимание следует уделить очередному витку движения неприсоединения (ДН). Оно подразумевает, что если мир снова скатывается к состоянию биполярности ввиду нарастающего противостояния между США и Китаем, обширным областям Глобального Юга следует извлекать выгоду из своей нейтральной позиции.

Что касается комплексного стратегического партнёрства между Россией и Китаем, состоящего из множества аспектов, то в настоящее время можно с уверенностью говорить о том, что Пекин считает Москву своего рода стратегическим арьергардом в своём восхождении к статусу сверхдержавы. В то же время, в рядах московской элиты сохраняются сомнения по поводу того, как взаимодействовать с Пекином в рамках «поворота на Восток».

Интересно наблюдать, как эта ситуация оценивается нейтральными казахстанскими аналитиками. Они склоняются к мысли о том, что негативные представления о возможной «китайской угрозе», которые укоренились в России довольно глубоко и активно распространяются СМИ, насаждаются всё теми же западными «партнёрами» – и расходятся затем в Казахстан и другие бывшие советские республики.

Немаловажную роль на сегодняшний день играет также продвижение Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), ежегодный саммит которой состоится в следующем месяце в Кыргызстане. Напомним, одна из ключевых целей ШОС с момента её основания в 2001 году состоит в постоянном развитии выгодного для всех сторон взаимодействия между Россией, Китаем и странами Центральной Азии.

Нетрудно предположить, что в будущем может произойти столкновение между ДН и масштабными процессами евразийской интеграции. Москва, например, попала бы в сложное положение, окажись она перед выбором между движением неприсоединения или союзом с Китаем.

Правда, у России, похоже, есть свои представления о том, как решать эту проблему. «Исторический опыт показывает, что Советский Союз имел вполне доверительные и конструктивные отношения со многими странами движения неприсоединения. Ясно также, что при чрезмерно радикальном и бескомпромиссном подходе логика «нового движения неприсоединения» может стать вызовом консолидации и единству Евразии, которые являются главным приоритетом для ШОС и других проектов», – полагает Олег Барабанов, программный директор Валдайского клуба.

Возможно, российская элита неоднократно размышляла над тем, что будет в случае очередного разлада в российско-китайских отношениях, к которому «подталкивают многие»: «Довольно большая часть российского общества воспримет это как вполне естественное и даже позитивное развитие событий. Поэтому, чтобы избежать подобного сценария (повторим, консолидация и единство Большой Евразии является ключевой ценностью ШОС и ассоциации ЕАЭС-ОПОП), требуется не только дипломатическая деятельность за пределами России… нужна также большая работа внутри страны. В этом случае понадобятся не столько какие-либо заключения экспертов, сколько непосредственное общение с людьми в совершенно разных медиаформатах (что, кстати, под силу не каждому традиционному эксперту)».

Итак, конечная цель остаётся неизменной – «достичь консолидации Большой Евразии».

Три фронта американской экономической войны

Мощное давление «страны исключительности» не ослабнет. Взять хотя бы Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций, который после принятия Европейской программы стимулирования рекапитализации будет экономически карать страны, закупающие российское и китайское оружие. Логика этой экстремальной «военной дипломатии» очевидна; к её ключевым целям, в частности, относятся Индия и Турция, которые до сих пор теоретически могут стать полюсами евразийской интеграции.

Параллельно американская корпорация RAND выпускает доклад о том, как вести холодную войну против России (кто бы сомневался), а также о необходимости большого количества стратегических бомбардировщиков и новых ядерных ракет средней дальности, размещённых в Европе для противодействия «российской агрессии». Напомним, расположенная в Санта-Монике корпорация RAND считается важнейшим аналитическим центром «теневого правительства».

Похоже, что будущее может готовить немало неприятных сценариев. На сегодняшний день экономическая война США с Китаем всё же не такая жёсткая, как противостояние с Россией, которое, в свою очередь, не дотягивает до экономической осады Ирана. И тем не менее, все три конфликта в одно мгновение могут вспыхнуть с новой силой. И это без учёта серьёзной вероятности экономической войны администрации Трампа с ЕС.

Впрочем, конфликт США с ЕС может и не состояться, поскольку основную выгоду от него получит триумвират Россия-Китай-Иран. Нынешние экономические войны не случайно нацелены на эти три ключевых узла евразийской интеграции.

Очевидно, что ни в Пекине, ни в Москве, ни в Тегеране уже не осталось иллюзий. В американской дипломатии воцарилось безумие. После пекинского форума, посвящённого ОПОП, президенты Путин и Си опять встретятся в начале июня на Петербургском международном экономическом саммите, где первостепенную роль будет играть обсуждение вопросов соединения ОПОП и ЕАЭС, наряду со сдерживанием США в Центральной Азии.

Затем лидеры России и Китая снова увидятся на саммите ШОС в Бишкеке. Глава российской ФСБ Александр Бортников заявил, что в Афганистане, граничащем с Таджикистаном и Узбекистаном, в настоящее время сосредоточено до 5 тысяч джихадистов, связанных с ИГИЛ, только что прибывших из рядов «умеренной» сирийской оппозиции. Не исключено, что они попытаются проникнуть в Пакистан и Китай. Это серьёзная угроза безопасности для всех членов ШОС – и она будет подробно обсуждаться в Бишкеке наряду с необходимостью включения Ирана в качестве постоянного члена.

Китайский вице-президент Ван Цишань находится с визитом в Пакистане, который является ключевым звеном ОПОП в рамках китайско-пакистанского экономического коридора; затем он посетит Нидерланды и Германию. Пекин стремится диверсифицировать свою сложную глобальную инвестиционную стратегию.

Между тем, ключевым вопросом в регионе от Стамбула до Владивостока остаётся поиск способа заставить движение неприсоединения работать на благо евразийской интеграции.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0