Российские силовики воюют друг с другом

После периода сравнительного затишья, беспокойные силовые структуры России в очередной раз вступили в конфликт. На фоне продолжающегося кризиса в Украине, в московских кругах элиты, возможно, начинается новая борьба за власть.

Российские силовики воюют друг с другом

Российские силовики воюют друг с другом

Несмотря на часто возникающий соблазн объединить всех российских силовиков в одну группировку, на самом деле они разделены множеством линий перелома: организационными, личными, политическими и прагматическими. Последний раз конфликт между этими охранными службами перерос в серьёзную проблему в 2007 году, когда коррупционный скандал привёл к спору между агентствами, который, в свою очередь, закончился арестами и по слухам даже смертями, после чего пришлось вмешаться президенту Владимиру Путину, который вынудил стороны примириться. В то время Путин был на пике своего могущества. Сегодня, когда напряжение начало нарастать с новой силой, а необходимость сотрудничать для обеспечения безопасности в Сочи осталась в прошлом, соперничество силовиков становится всё более открытым, угрожая не только ослабить позиции Путина, но также стать отражением растущих подозрений, что он больше не так силён и его время, возможно, начало истекать.

Самый одобряемый опричник

Конечно, органы безопасности и их главы пока очень далеки от того, чтобы по настоящему бросить вызов российскому президенту. В действительности, часто борьба между ними идёт за возможность казаться Путину наиболее полезными – милость царя сулит деньги, привилегии и превосходство. Примером этому был успех Александра Бастрыкина, председателя Следственного комитета Российской Федерации (СКР), агентства, которое занимается предварительным расследованием серьёзных преступлений перед тем как они передаются в Генеральную прокуратуру.

Среди высших российских чинов Бастрыкин выделяется тем, что не имеет ни значимой базы поддержки клиентов под собой, ни союзников или покровителей рядом или над собой. Он выживает благодаря своей полезности для Путина, поэтому его действия часто являются индикатором настоящих или планируемых намерений президента. В 2013 году Бастрыкин стал довольно известным, а затем в июле состоялся суд над лидером оппозиции Алексеем Навальным. Однако, приняв решение освободить Навального под залог и позволить ему принимать участие в выборах мэра Москвы – в основном по настоянию влиятельного инкумбента Сергея Собянина, который хотел конкуренции, чтобы обеспечить себе признание законно избранного кандидата – Бастрыкин явно потерпел серьёзную политическую неудачу. В последние месяцы года он заметно держался в тени.

Однако в этом году он вернулся на передовую, борясь за новую роль для Кремля – роль бича нечестных олигархов, неплательщиков налогов и коррумпированных чиновников. В серии интервью он осторожно выразил неприязнь к прошлым приватизационным кампаниям и предупредил, что экономическое преступление следует рассматривать как серьёзную угрозу национальной безопасности.

В этом случае устами Бастрыкина несомненно говорил его хозяин, так как Путин, кажется, тоже хочет восстановить в глазах общественности свой образ царя, который способен держать под контролем коррумпированных и корыстных российских бояр-аристократов.

Экономические преступления как кормушка

Однако Бастрыкин пользуется этим как возможностью продвижения своих интересов, а также интересов СКР. Говоря о недопустимости налоговых преступлений, он также выдвинул предложение, что СКР должен играть более значительную роль в расследовании канцелярских правонарушений. Это бы повысило его политическое влияние, поскольку в борьбе высших кругов экономические преступления всё чаще становятся предпочитаемым оружием. Они также популярны у менее уважаемых должностных лиц СКР, поскольку такие преступления часто обеспечивают им прибыльные и лёгкие взятки.

Это желание максимально увеличить экономический потенциал и нелегальное обогащение, которые сулит политическая должность, и лежит в основе всё более ожесточённой борьбы между Федеральной службой безопасности (ФСБ) и Министерством внутренних дел (МВД) из-за структурного подразделения последнего под названием Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК). Давно ходят сплетни о руководстве и натянутых отношениях начальника подразделения генерала-лейтенанта полиции Дениса Сугробова и заместителя министра внутренних дел Юрия Алексеева, начальника Следственного департамента МВД (СД МВД). Сугробов, в 34 года ставший самым молодым генералом в истории постсоветского МВД, был связан с премьер министром Дмитрием Медведевым, покровителем, влияние которого значительно уменьшилось.

По сообщениям Сугробов был разочарован тем, что Алексеев не достаточно быстро или настойчиво вёл передававшиеся ему дела, равно как и Алексеев считал, что Сугробов слишком заинтересован в быстрых заголовках и резонансных спекуляциях.

Однако эти внутренние перебранки приобрели более серьёзные масштабы, когда СКР начал искать способы утвердить своё превосходство над СД как над своим аналогом в пределах МВД, а ФСБ – у которого издавна имелось собственное подразделение по экономической безопасности – пыталось извлечь выгоду из дел ГУЭБиПК. В конце февраля произошло неожиданное кровопускание – указом президента были уволены и Алексеев, и Сугробов. Это последовало за решением СКР возбудить уголовное дело в отношении высших должностных лиц ГУЭБиПК, которые обвинялись в попытке уличить во взяточничестве служащего ФСБ. Затем СКР арестовал генерал-майора Бориса Колесникова, который был правой рукой Сугробова и считался упорным и умелым следователем.

По сообщениям, его команда начала расследование по факту присвоения имущества через подразделение министерства обороны Оборонсервис, что привело к увольнению министра Анатолия Сердюкова.

Война всех против всех

В то время как СКР и ФСБ, кажется, объединились против МВД, они всё равно остаются конкурентами на других фронтах. Например, периодически заходят разговоры о создании некоего супер-следственного органа – «Российского ФБР». Ветеран КГБ Путин, который хорошо понимает преимущества разделения и тем самым управления аппаратом безопасности, всегда воздерживался от такого шага. Несмотря на это, сейчас российская пресса начала сообщать об утечках информации, согласно которым об открытии такого агентства могут объявить уже этой весной, а полностью функционировать оно начнёт к 2016-2017 году. Оно будет основано на базе – а значит и управляться будет – СКР Бастрыкина, и ассимилирует соответствующие элементы ФСБ, МВД и Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН).

Неудивительно, что ФСБ против такого шага, если они не могут быть уверены что это новое агентство будет находиться под их контролем. Также враждебно настроено и МВД (существуют подозрения, что отставка Алексеева частично понадобилась для того, чтобы выставить МВД неспособным справиться с собственным отделом расследований).

Нынешняя замена Сугробова в ГУЭБиПК, генерал-майор Сергей Солопов, находится под защитой министра внутренних дел Владимира Колокольцева, и существует надежда, что быстрая очистка конюшен может помочь побороть ФСБ и СКР.

Что касается ФСКН – одного из наименее влиятельных агентств – его руководитель Виктор Иванов в прошлом пытался выделиться, представляя своё агентство как находящееся вне конфликта и поэтому наиболее способное управлять тайной полицией по поручению Кремля. Видимо чувствуя, что его перспективы сохранить значимую роль в государстве ускользают, сейчас ФСКН стало утверждать, что им необходимо собственное подразделение внешней разведки. В процессе ФСКН наступили на мозоль Службе внешней разведки (СВР), а также ФСБ, которому в 2003 году было предоставлено право проводить собственные зарубежные операции.

Словом, сообщество безопасности бурлит соперничеством так, как этого не было с 2006-2007 годов, а перспективы усиления политического конфликта весьма велики. Нынешний кризис в отношениях России с Украиной также даёт неожиданные результаты: по слухам, Путин уволил ряд украинских аналитиков из СВР и ФСБ за то, что те не смогли предсказать падение Януковича, в то время как интерес Кремля к Крыму вполне может взбодрить других действующих лиц. Хотя в прошлом Путин стравил силовиков друг с другом, существует угроза, что увлёкшись борьбой за власть агентства забудут о своих главных обязанностях. Это может привести к неизбежному подрыву положения Кремля именно в то время, когда может возродиться внутренняя политическая оппозиция. Это также может стать симптомом слабости президента.

Главы всех агентств служат по милости президента, однако вне стен Кремля охранное сообщество также является сильным игроком в политике внутригосударственной элиты. С момента инаугурации, внешнеполитические победы Путина и великолепие Сочи скрывают недостаток контроля и решимости во внутренней политике. Новая война за власть в кругах охранных агентств будет явным признаком того, что они больше не боятся Путина, как это было когда-то.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (3 голосов, среднее: 3,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. ДЖО:

    Хе-хе, олигархи проталкивают своё влияние через спецслужбы, или наоборот спецслужбы стремятся стать олигархами в принципе всё равно

  2. Наблюдатель:

    Можно сказать что два года позже — все написаное бред!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *