Германия – страна защитников России?

Должен ли Запад после аннексии Крыма Москвой обозначить курс на конфронтацию с Россией? Многие видные немцы не очень-то в этом уверены. Симпатии к русским в стране живут и здравствуют.

Германия – страна защитников России?

Владимир Путин и Ангела Меркель всегда были в хороших отношениях

Допустимо ли относиться к действиям России в Крыму с сочувствием или пониманием? Могут ли быть обоснованы притязания Москвы? Провоцировал ли Запад российского президента Владимира Путина? На протяжении недель эти вопросы полностью определяли повестку общественных дебатов в Германии. Вообще, внешняя политика остаётся в стране предметом узкоспециальным, но Россия оказалась исключением.

Уже несколько недель крымский кризис является главной темой газетных передовиц и ток-шоу. На сайтах Крым лидирует по количеству кликов и занял господствующее положение в качестве топика интернет-форумов. Ничто, кажется, не поляризует так, как вопрос о том, было ли присоединение Крыма к Москве правомерной реакцией на расширение НАТО в Восточной Европе, или нарушением международного права, делающим, таким образом, любое одобрение этого хода неприемлемым.

Те, кто выражают понимание к шагам России, явно доминируют на интернет-площадках и в телевизионных передачах. Один бывший немецкий канцлер, Гельмут Шмидт, заявил даже, что ситуация на Украине опасна «потому, что Запад так сильно накрутил себя из-за неё». Вопрос о том, были ли действия Путина законными, кажется, даже не заинтересовал его. «Я нахожу это абсолютно понятным», – сказал он. Другой бывший канцлер, Герхард Шрёдер, признался, что он и сам не всегда чтил международное право.

Мягкосердечность

Длинный ряд носителей всеобщей снисходительности простирается от спикера парламентской фракции консерваторов Ангелы Меркель Филиппа Миссфельдера до интеллектуального лидера немецких феминисток Алисы Шварцер, от «левых» до представителей среднего класса и даже далеко вглубь консервативного лагеря. Армин Лашет, возглавляющий отделение Христианско-демократического союза (ХДС) Меркель в густонаселённой земле Северный Рейн-Вестфалия, даже предостерёг от антипутинского популизма. Будь это люди, которые всего лишь идеализируют Россию, относятся к сторонникам realpolitik, ностальгируют по Советскому Союзу или просто являются диванными левыми, людей, которые, судя по всему, благосклонны к аннексии, так много, что многие чешут головы и задаются вопросом, а не является ли Германия страной апологетов России?

У мягкого отношения к российской железной длани есть много истоков, некоторые – исторические, некоторые имеют отношение ко дню нынешнему; одни – идеалистические, другие – материальные. Самым очевидным является интерес к деловым отношениям, потому что компании хотят продолжать торговлю с Россией и поэтому выступают против санкций. К другим оказывающим влияние факторам относятся опасения новой холодной или даже горячей войны, исторические связи с Россией и антиамериканские настроения, которые широко распространены в Германии. Разумеется, не обошлось и без романтической идеализации в Германии земли Толстого и Достоевского. И не похоже, что немцы знакомы хоть с каким-нибудь украинским писателем.

В статье под названием «Почему я, несмотря ни на что, понимаю Путина», Шварцер, самая известная в Германии писательница-феминистка, пытается проникнуться чувствами московского мачо-мэна. Она описывает Украину как «страну-мост, которая наполовину тяготеет к Западу, наполовину – к Востоку», и доказывает, «что так и должно было оставаться». Она обвиняет западные СМИ в том, что в своих репортажах они придерживаются единообразной (само собой, критической по отношению к России) позиции, и отстаивает путинскую «готовность защищать себя железной рукой». В заключение она пишет, что «не так уж давно нацистская Германия напала на Россию» и уничтожила миллионы детей, женщин и мужчин.

 Номинальный лидер феминисток Алиса Шварц

Номинальный лидер феминисток Алиса Шварц: «Не так уж давно нацистская Германия напала на Россию».

И всё же, немецкое чувство вины за войну – лишь одна из причин, почему Путин в Германии пользуется большим уровнем поддержки.

Есть ли у восточных немцев Стокгольмский синдром?

В землях, которые раньше входили в состав ГДР, сталкиваешься с незримой связью с бывшей оккупирующей державой, которая временами граничит со Стокгольмским синдромом. Сильным выразителем этих настроений является Грегор Гизи – лидер партии «Левые» и бывший глава партии-преемницы восточногерманских коммунистов, которая предшествовала «Левым». Он утверждает, что поведение Германии и её союзников ничем не отличается от российского, а критика действий России – лицемерие. Вера русских в военные ответы относится к «тому же самому мышлению, которое продолжает преобладать на Западе, достаточно вспомнить Югославию, Афганистан, Ирак и Ливию», говорит он.

Проведение моральных аналогий между Западом и Востоком – любимое времяпровождение «Левых». Соратник Гизи по партии, заместитель председателя Сара Вагенкнехт, ведёт кампанию по общественному признанию в Германии референдума в Крыму. Она утверждает, что включение Крыма в состав Российской Федерации – прямой итог провальной российской политики Берлина.

В целом, публика не обращает особого внимания на внешнеполитические высказывания партии «Левые». Но это правило не обязательно действовало, когда в середине марта Гизи призвал в парламенте к ответу канцлера Меркель за её российскую политику, сказав: «Всё, что НАТО и ЕС могли сделать неправильно, они и сделали неправильно».

Как недавно заметила уважаемая газета «Зюддойче цайтунг», можно обоснованно предположить, что по вопросу о России сторонников у Гизи и Вагенкнехт сейчас больше, чем избирателей.

Светило партии «Левые» Грегор Гизи

Светило партии «Левые» Грегор Гизи: «Всё, что НАТО и ЕС могли сделать неправильно, они и сделали неправильно».

Слова Гизи, наверно, вызвали бы аплодисменты и у консервативного политика Александра Гауланда, будь он по-прежнему в парламенте. Гауланд много лет провёл в качестве влиятельного политика в составе консервативного ХДС Меркель. Сегодня он занимает руководящую должность в евроскептической и консервативной партии «Альтернатива для Германии» (АдГ). Суть того, что у него есть сказать о России, изложенное в интервью в Потсдаме, не сильно отличается от точки зрения Гизи.

Тоска по былым взаимоотношениям

Тем не менее, в отличие от Гизи, его симпатии не вытекают из какого-либо рода ностальгии по СССР. По сути, они восходят к временам ещё более давним, к эпохе прусского канцлера Отто фон Бисмарка, который в отношениях с Россией в XIX веке практиковал дипломатию баланса сил. Гауланд предаётся воспоминаниям о добрых российско-германских отношениях во времена царей, совместных битвах с Наполеоном и поддержке, оказанной российским правительством во время становления в 1871 году немецкого государства – Германского рейха. Это было время, когда мир между собой делили великие мировые державы.

С этих позиций – и здесь точка зрения Гауланда пересекается со взглядами партии «Левые» – аннексия Крыма Россией, возможно, была и незаконной, но необязательно необоснованной. По словам Гауланда, после окончания холодной войны НАТО сосредоточилось не на установлении новой основы обеспечения мира, а на расширении на восток. В ответ, поясняет Гауланд, «президент России сделал выбор в пользу старинной царской традиции – собирания русских земель». Доводы Запада, тесно придерживающиеся категорий «формального международного права», говорит он, слишком близоруки.

Данная точка зрения с трудом сочетается с идеей о том, что в Европе должна быть стабильная основа для мира.

А не могут ли австрийцы с тем же успехом настоять на том, чтобы в Южном Тироле, немецкоязычной провинции Северной Италии, был проведён референдум? «Если Южный Тироль захочет проголосовать по вопросу границы по перевалу Бреннер, то этого не избежать», говорит Гауланд.

Разве не стало бы это проблемой? «Разрешено спрашивать, а являются ли все границы в Европе священными?» – полагает Гауланд.

Член партии «Альтернатива для Германии» Александр Гауланд

Член партии «Альтернатива для Германии» Александр Гауланд: «Президент России сделал выбор в пользу старинной царской традиции – собирания русских земель».

Трудно было представить, что в нерушимости европейских границ усомнится серый кардинал СДПГ Клаус фон Донаньи. Донаньи – консервативный социал-демократ, пользующийся широким уважением, в том числе и среди политиков ХДС. Он олицетворяет политический центр Германии.

В ком проблема – в России или Америке?

В интервью в берлинском отеле Донаньи сказал, что аннексия Крыма не была благоразумным шагом со стороны Путина. Было бы лучше, продолжил он, если бы российский президент использовал результаты референдума для того, чтобы заставить Украину стать нейтральной. Тем не менее, он считает, что Запад должен проявить уважение к России.

Понимание Донаньи России – одна сторона его мировоззрения. Другой является его критическое отношение к Соединённым Штатам. «У американцев часто нет понимания дипломатии и геополитических проблем Европы», – говорит он. Чем больше его слушаешь, тем сильнее становится впечатление, что проблемой являются американцы, а не русские.

«К чему привела ситуация? Ситуация привела к попытке ввести Украину в НАТО», – сказал он на ток-шоу.

Его сочувствие к Путину не ограничивается одной лишь внешней политикой. Оно зачастую сочетается с убеждённостью в том, что для того, чтобы управлять Россией и держать страну единой, нужен более или менее авторитарный руководитель. «Кто мог бы править этой страной в сильном отличии от того, как это делает Путин?» – интересуется Донаньи, добавляя, что американцы этого не понимают. У Запада, полагает Донаньи, нет реалистичного представления о России. «Мы не практикуем realpolitik», – говорит он.

Знаменитость СДПГ Клаус фон Донаньи

Знаменитость СДПГ Клаус фон Донаньи: «Кто мог бы править этой страной в сильном отличии от того, как это делает Путин?»

Как следствие такого сильного понимания России, интересы восточноевропейских стран зачастую в расчёт не принимаются. Во время последнего появления на немецком ток-шоу украинский журналист настаивал на праве своей страны на самоопределение. «Мне не очень-то приятно от того, как вы говорите об Украине, будто страны вообще не существовало», – сказал он.

Донаньи ответил: «Вы не можете просто взять и вывести себя из зоны влияния». Он также вменил в вину, что беспокойство из-за экспансионистской политики Путина в странах Балтии и Польше – «тоже результат влияния США». Это, добавил он, «понятно, но не благоразумно».

Нынешняя ситуация напоминает вторую стадию «Остполитик» – курса ФРГ на нормализацию отношений с Восточной Германией и Восточной Европой – имевшую место в восьмидесятых. Как пишет немецкий историк Гейнрих Август Винклер, восточноевропейские освободительные движения в то время считали, что их отодвигают в сторону как препятствия на пути к сближению. Сегодня на алтарь симпатий к России в жертву приносят украинцев.

Когда в 1981 году польское правительство ввело военное положение и усилило борьбу с оппозицией, США инициировали санкции против СССР и ПНР. Тогдашний канцлер ФРГ Гельмут Шмидт из СДПГ отказался присоединиться к ним из-за своего сильного, как он писал в своих мемуарах, стремления к примирению. Сегодня Шмидт более краток в своей оценке санкций против России. Они, как он недавно сказал, – «тупые».

1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (6 голосов, среднее: 3,83 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *