Кто-нибудь, просветите Джона Керри насчёт истории!

Теперь, когда Владимир Путин взял украинский кризис под контроль, многие американцы желают держаться в стороне от последнего поворота событий в Украине. То же самое было прошлой осенью в Сирии, вспомните вы. Западные страны вводят себя в крайнее возбуждение, а затем русский президент делает какой-то простой, гальванизирующий ход, который придаёт событиям другое направление.

Кто-нибудь, просветите Джона Керри насчёт истории!

В Сирии Путин и министр иностранных дел Сергей Лавров ухватились за предложение госсекретаря Джона Керри, которое, однако, никогда не входило в его планы. Не прошло и двух дней после хорошо известной пресс-конференции Керри прошлой осенью в Лондоне, а Башар Асад у Москвы уже сдавал свои запасы химического оружия. Угроза американского ракетного удара растаяла, и Путин вырвал инициативу в Сирии из рук Вашингтона.

То же самое теперь в Украине. Когда в минувший уикенд администрация Обамы и её европейские союзники достигли наивысших децибелов, Путин позвонил Обаме в Эр-Рияд и сказал приблизительно следующее: «Моему народу нужно поговорить с Вашим народом, сейчас».

С тех пор Керри и Лавров не прекращают переговоров, при этом американец объявил, что в Украине нет других решений, кроме политического.

Некоторые читатели подумают, что я, словно на автопилоте, прославляю российского лидера и принижаю американцев. Это не так. Путин – талантливый государственный деятель, я придерживаюсь этого наблюдения. В свою внешнюю политику он вносит понимание истории. И в своих отношениях с Вашингтоном он разоблачает очень старую американскую привычку не признавать в осмыслении любых явлений какого-либо значения за историей – то есть привычку наступать на все грабли, на которые можно наступить. Вот почему мне нравится наблюдать за Путиным.

Теперь, удерживая эту мысль в уме, стоит взглянуть на переговоры Керри и Лаврова. На рассмотрении будет много чего: натиск НАТО на восток, реорганизация на принципах федерализма в Украине. На мой взгляд, истинной темой будет та, от которой Вашингтон увиливал месяцами. Это сферы влияния. Вопрос Путина всё это время был простым: Что вы, американцы и европейцы, думаете о них? Рано или поздно тем, кто обменял с доплатой «антисоветское» на «антироссийское», не сказав об этом, придётся отвечать.

И что в таком случае думать о сферах влияния? Как часто советуют в этом месте, лучше всего начать с истории.

Сферы влияния есть продолжение власти за пределы естественных или заявленных границ отдельно взятого государства. О них может быть объявлено официально или неформально, в агрессивных или оборонительных целях.

  • Первое, о чём нужно знать, это то, что в той или иной форме сферы влияния существуют всё то время, пока существуют человеческие сообщества.
  • Во-вторых, в число главных задач нашего времени входит и отказ от них как от пережитков прошлого.
  • Третье, о чём нужно знать – мы пока этого не сделали.

Любому, кто хорошо знаком с китайской историей, как хрестоматийный пример явления видна система даннических отношений, развившаяся в династическую эпоху. Это ставит притязания на сферу влияния в контекст политического порядка, существовавшего несколько тысячелетий тому назад. Позже из-за претензий на влияние в Средиземноморье в ходе пунических войн сражались Рим и Карфаген.

Ближе к нашему времени у нас появляется доктрина Монро 1823 года, когда молодая американская республика объявила себя хозяином полушария. В 1885 году европейские державы встретились в Берлине и провели на картах линии, чтобы поделить между собой Африку.

Холодная война довела концепцию до её извращённой крайности. Сама планета была поделена надвое, принудительно и в многочисленных случаях. Вот почему должно было быть дискредитировано Движение неприсоединения. Почему Вашингтон в годы холодной войны терпеть не мог социально-демократических лидеров вроде Моссадыка. Все знали, что они не представляли собой коммунистической угрозы. Беда была в том, что вражда Востока и Запада их не интересовала – то есть они отказывались определиться в том смысле, в каком от них настойчиво требовала американская сфера.

Холодная война сойдёт (рано или поздно, в этом я уверен) как уродливый шрам, который современный мир нанёс себе сам без какой бы то ни было необходимости. Нам надлежит отбросить её, признав, что сферы влияния – грубая, исчерпавшая себя технология. Любое базовое определение эпохи после холодной войны должно включать в себя мысль о том, что странам, культурам и обществам будет, наконец, позволено самоопределится и самоотождествиться.

Констатируя очевидное, мы до этого ещё не дошли.

В конце осени прошлого года Керри посетил Организацию американских государств и объявил о смерти доктрины Монро. Предположу, что когда Керри сказал это, ни один мускул на его лице не дрогнул. Представляю себе недоумение присутствующих, не знавших, смеяться им или плакать в связи с очередным вывертом янки.

Господин секретарь, что ваши люди делают в Венесуэле, пока мы тут разговариваем? Мы, стало быть, должны считать, что все эти группы «строительства институтов», «гражданского общества» учат там венесуэльцев продавать печеньки гёрлскаутов?

Не забывайте историю, которую вам помнить не положено, и приложите теперь шаблон к украинскому кризису.

Проживающий во Франции журналист и писатель Стив Вайсман даёт нам великолепный подробный отчёт о ведущейся годами подрывной кампании Вашингтона. В нём мы видим непрерывное ведение холодной войны, просто другими методами. Мы видим полное пренебрежение любыми представлениями о российской сфере влияния в тот самый момент, когда перемена ролей (русские идут на Запад) будет представлять предельно серьёзную угрозу мировой войны.

Сферы влияния и весь механизм, который в них входит, являются анахронизмами, спору нет, но парадокс текущего момента в том, что их, к сожалению, невозможно игнорировать. Как нам говорит украинский кризис, за ними необходимо наблюдать, даже если их не за что уважать.

Предлагаемая мною аналитическая конструкция объясняет многое. Американцы и европейцы с неохотой признаются в провокациях в Украине, потому что аргумент против Москвы такой: Путин – это человек, мыслящий устаревшими категориями сфер влияния и действующий в соответствии со своими агрессивными амбициями. Это лицемерие в квадрате.

Цель НАТО – сохранение и расширение западной сферы влияния под американским руководством. Его натиск на рубежи России с момента окончания холодной войны был посвящён исключительно сокрушению старой советской сферы, а затем предъявлению на неё прав в чётком соответствии с логикой сфер влияния. По моим подсчётам, 10 бывших советских сателлитов теперь являются членами НАТО. В своей основе советская военная доктрина была оборонительной. Такой по своей природе была и сфера влияния Москвы, а её агрессия в Восточной Европе и где-либо ещё сути этого положения не меняла.

Как было отмечено, Путин осознаёт это историческое наследство. Это наполняет содержанием его действия в Украине и должно наполнять содержанием наше мнение о них. Никто не может утверждать, что ему известно, что Путин думает о дипломатии и стратегии сфер влияния. Но его мышление должно определяться присутствием НАТО на границах России. Просто поразительно, что бывший посол в Москве, а ныне представитель администрации в СМИ Майкл Макфол может говорить о «стратегическом сдерживании» как правильной позиции по отношению к путинской России, и, как в течение всех десятилетий холодной войны делал Вашингтон, настаивает на том, что всё бы было хорошо, кабы Москва вела себя в соответствии с нашими цивилизованными нормами.

Теперь вы знаете, почему Керри, Обама, Виктория Нуланд и все остальные участники украинского «дела» производят впечатление клоунов. За стенками неолиберальной теплицы, в которую превратил себя Вашингтон, удобно притворяться, что такой вещи как история нет. Но в наш век далеко на этом не уедешь.

Что до Путина, должное заслужено. Становится очевидным, что в его становлении большую роль сыграл сам Запад. Путин добился успехов в искусстве управления государством отчасти потому, что этого требовали те, кто сами же натравили себя на него.

Патрик Смит был заведующим бюро International Herald Tribune в Гонконге, а затем в Токио с 1985 по 1992 год. Автор книги «Времени уже не будет: американцы после Американского столетия» и других 4 книг, статей в New York Times, Nation, Washington Quarterly и иных публикаций.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (12 голосов, среднее: 4,58 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. нуда:

    Некоторые читатели подумают, что я, словно на автопилоте, прославляю российского лидера и принижаю американцев. Это не так. Путин – талантливый государственный деятель, я придерживаюсь этого наблюдения.
    Тупые русские, первое противоречит второму но ему пофиг. Он же раб и должен хвалить хозяина. Фу фу фу.

  2. Алексей:

    У Путина по Вашему уже и заграница в рабстве?
    своими руками запросто дотягивается чтобы поработить Patrick L. Smith.
    наверно уже боитесь что и до Вас дотянется

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *