Украина: карты новые, а игроки старые

Президент Украины бежал, и сейчас в стране временное правительство, но среди торговцев влиянием, которые будут создавать или ломать будущее страны, те же олигархи, которые поддерживали прежний режим. И конца коррупции не видно.

Украина: карты новые, а игроки старыеГостиница «Донбасс Палас» недалеко от площади Ленина в Донецке – самая роскошная во всей Восточной Украине.

Ночь в номере этого флагмана империи Рината Ахметова стоит в районе $500, намного больше средней месячной зарплаты. Ахметов, богатейший человек на Украине, был близким советником бывшего президента Виктора Януковича, но после киевского восстания прагматично переключил свою поддержку на новый режим.

Помимо отеля и недвижимости, Ахметову принадлежит городская футбольная команда «Шахтёр Донбасс», шахты, сталелитейный заводы и фабрики. Крупнейшие состояния среди кланов украинской олигархии были сделаны в промышленной и угледобывающей долине Дона. Этот регион, состоящий из Донецкой и Луганской областей, был в советскую эпоху важным центром добычи каменного угля и промышленности.

Донбасс по-прежнему приносит четверть валютных поступлений Украины, несмотря даже на то, что официально действующими остаются только 95 шахт по сравнению с 230-мя два десятка лет назад. За тот же период времени страну покинуло 7 миллионов человек.

Вскоре после обретения независимости в 1991 году местное население столкнулось с обвалом экономики, первыми закрытиями государственных шахт, и начало добывать уголь нелегально. «Здесь рядом можно просто копнуть на метр и найти уголь», – говорит бывший шахтёр из Тореза, промышленного города возле Донецка, названного так в честь лидера французских коммунистов. В самодельных туннелях, подпёртых деревянными стойками, несчастные случаи – обычное дело. Но шахтёры готовы идти на риск, спускаясь под землю ради перспективы получения всего нескольких сотен долларов в месяц. После прихода в 2010 году к власти Януковича, сеть этих копанок (незаконных шахт) была поставлена под регулирование и контроль.

«Уголь из копанок задешево продавался государственным шахтам, которые продавали его по рыночной цене», – говорит заместитель председателя Независимого профсоюза горняков Украины Анатолий Акимочкин. Помимо этой прибыли, государственные шахты получали ещё и государственные субсидии. «Значительная часть этих денег осела в карманах дружков режима», – сказал Акимочкин. По оценкам экспертов, на подпольные шахты в последние годы приходится 10 процентов добычи угля. За этой сетью стоит старший сын президента Александр Янукович, который вступил в конкуренцию с владельцами приватизированных шахт во главе с Ахметовым.

Пересдача карт

«Революция? Нет, это всего лишь пересдача карт», – говорит социолог Владимир Ищенко, заместитель директора Центра исследования общества в Киеве. Его разочарование через несколько недель после удаления Януковича было нескрываемым: «Эта власть защищает те же ценности, что и прежняя – экономический либерализм и обогащение. Не все восстания – революции. Маловероятно, что движение Майдана приведёт к глубоким изменениям, которые оправдают название революции. Самый серьёзный кандидат президентских выборов 25 мая – «шоколадный король» Пётр Порошенко, один из богатейших людей страны». В момент, когда на Майдане расстреливали демонстрантов, за закрытыми дверьми шли странные переговоры о передаче власти с могущественными бизнесменами, которые теперь и захватили контроль над Украиной.

За последние 20 лет Украина на своём опыте познала форму развития, именуемую олигархическим плюрализмом. Многие бизнесмены, которые сколотили гигантские состояния на скупке шахт и заводов, приватизированных по дешёвке после падения Советского Союза, подались в политику. Торговцы нефтью и газом стали министрами или главами серьёзных учреждений. Бывший премьер-министр и ведущая фигура Оранжевой революции 2004 года Юлия Тимошенко – которую на Западе, когда её в 2011 году посадили в тюрьму, изображали мученицей – сделала состояние в газовой промышленности. Между бизнесом и политикой сложились отношения взаимного перетока кадров. Некоторые могущественные бизнесмены играли более осторожно, финансируя избирательные кампании политиков, от которых они ждали представления своих интересов.

Эта система, ставшая общепринятой практикой ведения дел при президенте Леониде Кучме (1994-2005), предполагает постоянное изменение конфигурации, обусловленное конкурентными интересами могущественных лиц, их союзами и междоусобицами.

Рядом с «Донбасc Палас», в верхней части дорогого здания, в котором располагаются штаб-квартиры двух компаний Ахметова, «Метинвеста» и ДТЭК, раньше была светящаяся надпись, рекламирующая зарегистрированную в Швейцарии холдинговую компанию Mako, через которую Янукович-младший экспортирует украинский уголь. Через несколько дней после того, как Януковича-старшего сбросили с трона, надпись упала, сигнализируя о прекращении альянса между Ахметовым и людьми президента.

После 2010 года Янукович, которого издавна считали политическим представителем интересов донецкого клана, решил продемонстрировать свою независимость.

Двух человек, которым он доверял, (членов «семьи») он назначил на ключевые государственные посты. Среди них был Сергей Арбузов, его личный банкир, которого в 2010 году поставили руководить национальным банком. 28 января, в разгар кризиса и после отставки Николая Азарова, он был ненадолго назначен премьер-министром.

Президент также полагался на Виталия Захарченко, близкого друга его сына Александра, которого он перед тем, как повысить до министра внутренних дел, поставил в декабре 2010 года во главе налоговой службы. Кроме этого, он благоволил Дмитрию Фирташу, который какое-то время пользовался монополией на российский газовый импорт, до того как диверсифицироваться в химическую промышленность и банки. Захарченко сейчас в бегах в России, а Фирташ 13 марта был арестован в Вене.

Младоолигархи

«Семья» также благоприятствовала появлению группы «младоолигархов», восходящей звездой которой был Сергей Курченко. Курченко родился в 1985 году в Харькове, и ему принадлежит «Газ Украина», которая контролирует 18 процентов рынка сжиженного газа в стране и имеет годовой оборот около 10 млрд долларов. В 2012 году он купил Одесский НПЗ, а также футбольный клуб в своём родном городе, «Металлист Харьков». Его возвышение стало возможным благодаря его тесным связям с сыном бывшего генерального прокурора Украины Виктора Пшонки, ещё одного члена «семьи».

В результате покупки Одесского НПЗ Курченко стал конкурентом Игорю Коломойскому, третьему богатейшему человеку Украины и главному игроку на нефтяном рынке. «Конкуренция была нечестной, – говорит журналистка Анна Бабинец, – Курченко пользовался поддержкой режима».

После падения семьи, Курченко и Пшонки бежали в Россию. 2 марта новые власти назначили губернатором Днепропетровской власти Коломойского. В тот же день во главе Донецкой области был поставлен Сергей Тарута – главная фигура в сталелитейной промышленности и владелец «Индустриального союза Донбасса». Тарута финансово поддерживал Оранжевую революцию, но проявил осторожность, избежав слишком сильного афиширования своей политической ориентации. «Тарута и Ахметов никогда не были друзьями. Но после многих столкновений они смогли достичь своего рода соглашения о контроле над нашим регионом, – говорит политолог из Донецкого Университета Валентин Кокорский. – Это немыслимо, чтобы назначение соперника Ахметова произошло без его согласия». Однако долгое время борьба была жестокой: Ахметов поднял свои цены, пытаясь заставить Таруту уступить контроль над своей компанией.

Одно из немногих преимуществ олигархической системы, как утверждается, состоит в том, что она защищает Украину от влияния российского капитала. «И всё же, – говорит Кокорский, – Было бы нереалистичным считать, что украинская экономика, особенно на Донбассе, может выжить без России. Вся наша обрабатывающая промышленность ориентирована на этот рынок и очень часто не удовлетворяет стандартам ЕС. Наши олигархи хорошо понимают, что Украина может найти спасение, только выполняя свою роль моста между ЕС и Россией». Состояние Ахметова может иметь свои корни в Донбассе, но его империя раскинулась на Россию и ЕС – Болгарию, Италию, Британию. Там ему принадлежат фабрики, а также подставные компании и перекрёстные холдинги.

Тарута – выходец из греческой общины на побережье Азовского моря. Его родной город, крупный порт Мариуполь – один из оплотов группы Ахметова, место нахождения металлургических комбинатов «Азовсталь» и имени Ильича, а также производителя вагонов «Азовмаш», который почти всю свою продукцию экспортирует в Россию.

Вскоре после своего назначения Тарута встретился в Мариуполе с представителями этих промышленных предприятий. «Встреча была плодотворной. Никто не заинтересован в разделении Украины», – сказал редактор влиятельной местной газеты «Приазовский рабочий» Николай Токарский, присутствовавший на встрече. Газета принадлежит холдинговой компании Ахметова SCM. Токарский также является «независимым» депутатом парламента Донецкой области, где представляет интересы олигархов. Рискуя оттолкнуть от себя свою читательскую аудиторию, весьма чувствительную к зову сирен России, «Приазовский рабочий» выступает защитником «территориальной целостности» Украины, что отчётливо свидетельствует о поддержке Ахметовым нового режима в Киеве.

Защита от «российской угрозы»

Правительство рассчитывает на то, что олигархи постараются компенсировать несостоятельность государства и почти полное исчезновение его аппарата. Оно пытается привлечь их к обороне от «российской угрозы» с учётом того, что продолжающийся конфликт был бы разрушительным для их интересов. Ахметов и Тарута, по видимому, полностью отдают себе отчёт в этой опасности и усилили свои призывы к спокойствию. После жестоких столкновений 13 марта, в ходе которых в центре Донецка погиб один из митингующих, Ахметов выпустил заявление со словами о том, что «Донбасс всегда был ответственным регионом», где живут «трудолюбивые и мужественные люди», и он никогда не поддастся насилию.

На протяжении всего марта в Восточной Украине между пророссийскими активистами и силами безопасности шла странная борьба за контроль над государственными зданиями. Они занимались протестующими, а затем через несколько дней полиция забирала их назад. Когда 9 марта в Луганске началась осада региональной администрации, 300 милиционеров с противоударными щитами покинули здание под одобрительные возгласы 2-тысячной толпы, большинство которой состояло из женщин и пенсионеров. Многие милиционеры улыбались людям, которые только что их выгнали. Похожие сцены разыгрывались и в Донецке. «Милиция больше не знает, кому подчиняться. Её руководство привыкло служить прежним властям», – говорит донецкий блогер Денис Казанский.

Порядок подчинения на всех уровнях сил безопасности непонятен. Центральные органы власти, где были назначены новые руководители, едва функционируют: «В том, что касается коррупции, прокуратура опирается на информацию, которую предоставляем мы, журналисты, потому что архивы исчезли», – говорит Анна Бабинец.

В связи с тем, что украинская армия, согласно временно исполняющему обязанности президента Александру Турчинову, насчитывает всего лишь 6 тысяч боеспособных человек, парламент проголосовал за создание национальной гвардии.

Эта сила, в которую могут войти националисты-экстремисты, в том числе члены ультраправого «Правого сектора», не имеет особых шансов решить проблемы безопасности, но создаёт риск усиления недоверия среди населения Востока. 14 марта в Харькове активисты «Правого сектора» столкнулись с пророссийскими, что привело к смертельному исходу.

При явном развале государства история «революции» уже может стать повестью об упущенных возможностях. Официальное лицо Партии регионов в Луганске Александр Ткаченко признаёт, что он «как и все» был в шоке от великолепия усадьбы Януковича с её золотыми туалетами: «Когда мы были молодыми, то учили старый лозунг «Мир хижинам! Война дворцам!» Но коррупция разъела целую страну».

Народ Восточной Украины мог присоединиться к народу Украины Западной в едином оппозиционном движении против олигархов и коррупции. Но оголтелый украинский национализм заставил от него отвернуться русскоговорящих на Востоке, и сторонники бывшего президента говорят о «фашистской угрозе». Всего за несколько недель манипуляция этими страхами и вопросами самоопределения поставила страну на грань гражданской войны.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (4 голосов, среднее: 4,75 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *